May 13th, 2020

ПРОТОИЕРЕЙ ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: 6 МАЯ -- ДЕНЬ ПАМЯТИ ВОИНА-МУЧЕНИКА КОНСТАНТИНА ВАСИЛЬЕВА

"Время не щадит своих героев, оно их безвозмездно уступает будущему." (Игорь Тальков)

Сегодня, 6 мая (23.04 по Юлианскому стилю), День памяти святого Великомученика и Чудотворца Георгия Победоносца. В этот день 6 мая 1967 года родился еще один святой воин-мученик, наш современник -- Константин Иванович Васильев.

Его подвиг обозначен лишь одной строкой во всех статьях и изданиях, посвященных страшной трагедии захвата заложников "Норд-Оста" в Театральном центре на Дубровке 23 - 26 октября 2002 года. Сакральная суть злодейского замысла террористов состояла в принесении заместительной жертвы: несчастные заложники представляли всю Россию, весь русский народ, который должно было окончательно поставить на колени и уничтожить.

Русский Офицер Константин Васильев не смог вынести этого позора, нагло выставленного кровавым "шоу" в самом центре сердца России. Подполковник Васильев сделал свой личный христианский выбор: пользуясь служебным удостоверением, проник в захваченное здание и предложил себя в обмен на освобождение заложников-детей... Когда стало понятно, что детей не отпустят, Константин принял последний бой. Это произошло 23 октября между 22.00 и 23.00. Его священная мученическая кровь -- первая в той великой трагедии. И ею нелюди уже тогда подписали себе и своему злодейству окончательный приговор.


До сих пор подвиг Константина Васильева, прошедшего путь Христа и буквально исполнившего Его заповедь: "Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя" (Иоан.15,13) -- не оценен и даже не осмыслен церковно. Хотя сами убийцы восприняли его именно как христианский подвиг: нательный крест Константина был в слепой злобе сорван, брошен рядом с телом, затоптан. Но у Господа свои пути: обильно мироточат многочисленные фотографии мученика в домашних красных углах и нескончаемым потоком льются чудесные исцеления и избавления от лютых нечаянных бед тем, кто с любовью молится этому великому русскому Воину.

Вспоминая Константина Васильева, не могу обойти вниманием Олю Романову, мученическая кровь которой пролилась тогда же, спустя несколько часов -- в 5.30 24 октября. Оля -- простая девушка-москвичка -- почти в точности повторила путь Константина, но сделала это по-своему, по-женски эмоционально. Неведомо как она прошла все кордоны, перешла через здание Театрального центра, наполненного боевиками, и вошла непосредственно в зал, где находились заложники. Ее силой выволокли и зверски убили, но перед этим она обратилась к заложникам с пламенным, исполненным неподдельной русской силы словом, которое вывело их из оцепенения и исполнило Веры. Именно с этого момента захваченные люди начали горячо молиться Господу: по рядам стали передавать переписанную от руки молитву "Отче Наш"... И дух народа сломить так и не удалось...

Воин Константин, Ольга, воин Евгений, иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт, священник Даниил, игумен Даниил... Кто считал этот великий сонм святых русских мучеников, отдавших жизнь за Христа только последние десятилетия относительно "мирной" жизни? Почему же они, почитаемые всем народом и в большинстве прославленные зарубежными Православными Церквями, не канонизированы отечественной РПЦ МП? Почему не принято у нас об этих героях громко говорить, а только неофициально и вполголоса? Не последствия ли это того ига, что началось в феврале 1917?
Того ига, которое, в частности, специальными секретными распоряжениями предписывало тайно уничтожать младенцев мужского пола в роддомах даже в "благополучные" времена социалистического застоя и последствия которого рабским клеймом остаются на душах до сих пор: "раб не может быть героем"...







https://www.facebook.com/d.nenarokov/posts/2683890935215134

ПРОТОИЕРЕЙ ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: К 9 МАЯ...

9 мая был особым днем моего детства. И все же ни того торжества, ни просто приподнятого настроения, которое сопутствует обычно праздникам, не было. Помню строгое, немного отчужденное, лицо деда Вани -- двоюродного дедушки, единственного выжившего фронтовика в нашей семье, только что пришедшего со встречи однополчан у Большого Театра. Он, участник 4 войн (на фронт Первой Мировой попал в пятнадцатилетним мальчиком) и сиделец ГУЛАГа, неизменно носил на пиджаке лишь знак окончания МГУ. На 9 мая к этому значку скромно добавлялись орденские планки. Но если в другое время из деда иногда и можно было "выжать" две-три фронтовые "байки", до слова нами уже выученные, потому как из раза в раз повторявшиеся, то в День Победы он упорно молчал и говорил лишь о своей любви к нам, внукам. Под толстыми стеклами его очков при этом блестели слезы...

А моя родная бабушка Лена в День Победы из года в год удивляла нас красивым нарядом. Каждый год в этот день она бережно собирала и раскладывала по карманам нарядной кофточки все порыжевшие треугольники, хранившиеся в заветной шкатулке: всю переписку с мужем -- дедушкой Колей, убитым в Сальских степях под Сталинградом. Она ждала его возвращения с фронта всю жизнь, до самого смертного часа. Но особенно сильно это ожидание было на 9 мая, ибо серьезно считала, что именно в этот день Николай Георгиевич должен неожиданно появиться в дверях... Днем бабушка выглядела заметно помолодевшей, слегка застенчивой и непривычно "отсутствующей". Ближе к вечеру, ссутулившись, она закрывалась в своей комнатке... На салют она никогда не смотрела.

...Большая часть жизни прожита. И ныне складывается впечатление, что День Победы отдан на откуп бессмысленной и неуместной кичливости, оброс -- раздулся лишними словами, суетой и "традициями". Череда этих праздников -- от "юбилея" к "юбилею" -- пестро проносится в памяти, но почти не оставляет следов. Впрочем, несколько "зарубок" осталось, и вот одна из них. Очень близкий мне человек, профессиональный воин, на кителе которого красуются три Красных Звезды, за плечами которого Афганистан, две Чечни, Южная Осетия и множество так называемых локальных войн, поведал мне, что на 9 мая любит просто гулять по Мамаеву кургану. Сам он родом из этих исконно казачьих мест. Сергей (так его зовут) высматривает настоящих фронтовиков, чтобы выведать у них что-то новое, что можно вложить в копилку собственного боевого опыта. Взгляд разведчика подсказывает ему, что искать их надо не в гуще толпы пришедших на "мероприятие": он подсаживается к какому-нибудь одиноко сидящему поодаль старичку, с неровно пристегнутой единственной, но боевой, медалью на выцветшей рубашке, знакомится, угощает куревом... Профессиональная интуиция никогда моего друга не подводила: умиленный искренним вниманием, дедушка-солдат благодарно начинает рассказывать о Своей войне -- так, как не писано ни в одной книге...

Наш великий русский писатель-фронтовик Виктор Петрович Астафьев совершенно точно заметил: "Те, кто врет о войне прошлой, приближают войну будущую". И сколько еще мегатонн угодливой лжи, красно-пропагандистской -- совершенно черно-инфернальной идеологии -- будет вылито на русский народ, вроде бы победивший фашизм, но так и оставшийся совершенно "голым": без Бога, без покаяния, без Государя...
Вечная Память всем павшим в той страшной войне! Аминь.
https://www.facebook.com/d.nenarokov/posts/2685706368366924