Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ПРОТОИЕРЕЙ ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ К ОДНОМУ ИЗ МЕДИЙНЫХ ПРОПОВЕДНИКОВ

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ К ОДНОМУ ИЗ МЕДИЙНЫХ ПРОПОВЕДНИКОВ НА ЕГО СЛОВО ОТ 17.07.2021

Продолжаются скорбные и великие Царские дни. В ночь с 16-го на 17-го июля 1918 года произошло страшное и непоправимое для каждого из нас, русских людей. По неисповедимому попущению Божию слугами ада был ритуально зверски замучен Государь и вся Августейшая Семья.
Эта ночь разделяет всю, не только русскую — всемирную историю на "до" и "после". Екатеринбургская трагедия побуждает к молчанию, осмыслению и личному покаянию. К сожалению, любое слово, тем более, слово священнослужителя в эти Великие дни — что камень, брошенный в зловонную жижу "частный мнений" и заученных с детства клише. Но ведь с амвона непрестанно произносятся речи, которые транслируют миллионам...

...Слушал проповедь протоиерея Андрея Ткачева от 17 июля 2021, посвященную Убиению Царской Семьи (кстати, почему-то половина его слов касалась памяти артиста Петра Мамонова). По этой теме мной написано очень много. Повторять не буду: кому интересно — пролистайте назад эту страницу или ВК https://vk.com/club67640986.
Выступление отца Андрея Ткачева — раскрученного медийного проповедника — это почти клон с сотен подобных. Хотелось бы задать вопросы отцу Андрею, и в его лице — священнослужителям РПЦ МП, как под копирку пишущим свои речи на сию святую для меня и для сотен тысяч русских людей тему:

1. Отец Андрей, верно ли, что в проповеди от 17.07.21 Вы озвучиваете свою точку зрения, лично выстраданную и пережитую, а не ту, что находится в строгих рамках продиктованного "сверху": об этом говори, а о том молчи?

2. Чтобы "остаться на плаву" медийного пространства, как часто Вы оперируете чужими мнениями: патриарха, иерархов, Синода, Архиерейского собора? Если же Архиерейский собор, следуя политике руководства страны (как он всегда поступал), признает "екатеринбургские останки" царскими, Вы лично согласитесь с этим кощунством?


3. Вы боитесь последнего русского императора или презираете, когда в своей речи не удостаиваете Его и членов Августейшей Семьи обращений, принятых во всем цивилизованном мире: "Государь", "Государыня", "Царевич", "Царевна"? Такое впечатление, будто Вы стесняетесь перед аудиторией и начальством вообще говорить на эту тему.

4. По-Вашему, Государь и Его Семья приняла страшные мучения, чтобы только "смыть кровь с рода Романовых", которая, следуя Вашим словам, вопиет до Неба? Недалеко, однако, Вы ушли от советских школьных учебников истории, в которых доказывалась необходимость для страны Советов убийство невинных Царских наследников. У нас, школьников 70-80-х, тогда не укладывалось в голове: какими страшными должны быть Царь с Царицею, что даже их детей убил добрый дедушка Ленин и его товарищи... По этой злосчастной логике, все мученики пострадали лишь за свои грехи и грехи своих семей. А это совсем не так.

5. А ведаете ли Вы, что по Канону Церкви — все Православные Цари праведны, а многие из них — святые? Так, например, местночтимым московским святым является Великий Царь Иоанн IV Грозный, в схиме Иона. И еще ни один Собор не посмел этого церковного решения отменить.

6. Вам известно изречение св.Писания: "Не прикасайтесь Помазанным Моим и во пророках Моих не лукавнуйте" (Пс.104,15)? Зачем Вы унижаете свои же речи обличением так называемого "царебожия"? В словах "царебожие", "царебожник" — нечто гнусное, кощунственное, фальшивое.

Многие помнят трагические события начала XX века, во время которых по весьма надуманному, искусственному, поводу был почти уничтожен Русский Афон и расколота Российская Церковь. Само богословское недоумение вскоре было легко разрешено (в частности, трудами архиепископа Феофана Полтавского). Искусственно созданных "врагов православия" — "раскольников" тогда заклеймили ярлыком "имябожник". Весьма гадкий термин. Богохульный... А духовные последствия сей церковной смуты, которые всю Россию утопили в крови, до сих пор не уврачеваны...

Вам, почтенному протоиерею, стыдно употреблять слово "царебожник": тем самым хулится одновременно и Бог и Царь — Его верховная власть на земле. Тем более, что как такового "царебожия" нет и не было — это миф, сочиненный самой цареборческой административной системой РПЦ МП.

Дело в том, что в наивной простоте и искренней любви своей к невинно убиенному Государю, кто-то прибавил слово "искупитель" к имени Великого Царя-Страдальца. Но сие благочестивое дело лишь напоминает об исключительности Царской Жертвы, ее судьбоносности для России и всего мира.

Правильно было причислить Государя и Его Венценосную Семью к чину великомучеников — то есть мучеников, кровь которых имеет значение для всей Вселенской Церкви. Но этого не только не сделано: в 2000 году Юбилейный Собор с трудом канонизировал Седьмочисленных Царственных мучеников лишь в чине страстотерпцев, что не только безмерно унижает Их подвиг, но и по самой сути неверно.

7. Признайтесь, что когда Вы описываете состояние Государя перед мучением, ссылаясь на духовную поэму "Сказание о князьях Борисе и Глебе", Вы, отец, гоните отсебятину: используете художественное произведение (!) — с витиеватыми описаниями "холодного пота", "моления о пощаде" и т д. для собственного толкования на огромную аудиторию происходившего за полвека до Вашего рождения.

Вот этой более чем странной аналогией со страстотерпцами Борисом и Глебом вы однозначно оправдываете преступно низведших вселенский подвиг Царственных мучеников до страстотерпчества. Не так все святые описывали последние минуты жития мучеников.
Посмотрите слова о мучениках свт.Василия Великого, свт.Иоанна Златоуста и сотен других святых. Или снова давят на Ваш мозг идеологемы школьных учебников с раскрученным большевиками мифом о "слабом", "безвольном" Царе?

8. И, наконец, на что опираетесь Вы, когда уверяете своих прихожан в абсурдном утверждении: "Если бы Царь знал, что будет с Россией после Его отречения, Он непременно взял бы оружие" (далее Вы ссылаетесь на цитату апостола Павла о начальствующих)?
Во-первых, отречения никакого не было. И это неоднократно профессионально расследовано и локазано.
Во-вторых, откуда у Вас столько дерзости влезать в сию Великую святыню? Святой Великомученик Царь Николай не взял бы оружие. Почему — это тайна, сокрытая на Небесах у Бога, и разрешение ее скрыто не только от нас, но и от ангелов. По крайней мере, пока...

9. В проповеди, многообещающе названной "Пришло время назвать убийц Царя своими именами", звучат всем известные фамилии: Ленин, Свердлов, Голощекин. Вы действительно полагаете, что именно они — настоящие убийцы? А может, знаете больше? Например, то, что эти марионетки красного режима лишь частично были введены в курс тщательно готовящегося злодеяния, которое вершили совсем другие, и убийство было чисто ритуальным, со всеми известными атрибутами.

А ведь все, что на сегодняшний день известно, не так сложно узнать и объявить своей многочисленной аудитории. Вы успешно справитесь и Ваша проповедь наконец оправдает свое название и не будет пустыми речами холопа, привычно заметающего следы грязных господских сапог.

Святая кровь Царственных Великомучеников, капля за каплей, напояет, животворит и спасает нашу Русскую Землю. Капля за каплей, эта кровь очищает наше Отечество от поработителей-самозванцев всех мастей: в рясах, пиджаках, мундирах и лапсердаках. Это воистину так, отец Андрей!
Мой добрый совет: покайтесь в своих, мягко сказать, необдуманных словах на святую и трепетную для каждого русского сердца тему Екатеринбургской трагедии: "Ибо ещё немного, очень немного, и Грядущий придёт и не умедлит" (Евр.10,37). А если же не можете каяться — то, по крайней мере, молчите. Молитесь и молчите...

https://vk.com/club67640986?w=wall-67640986_1184
https://www.facebook.com/d.nenarokov

"ВЕЯНИЕ ВРЕМЕНИ", СКВОЗЯЩЕЕ ТЛЕТВОРНО-ЛЖИВЫМ СОВКОВЫМ ДУШКОМ, ПРЕВРАЩАЕТ ЛЮБУЮ СТРОКУ, ЛЮБОЕ СЛОВО —

"ВЕЯНИЕ ВРЕМЕНИ", СКВОЗЯЩЕЕ ТЛЕТВОРНО-ЛЖИВЫМ СОВКОВЫМ ДУШКОМ, ПРЕВРАЩАЕТ ЛЮБУЮ СТРОКУ, ЛЮБОЕ СЛОВО — В НЕУКЛЮЖИЙ ФАРС.
Так, на сайте Ру.Стих об известном поэте и общественном деятеле Николае Николаевиче Брауне сказано: "Поэт отстаивает прогрессивные взгляды на общественный строй, критикуя советскую власть в некоторых аспектах". Кто же на самом деле Н.Н. Браун? Очень хочется верить, что соотечественники знают это честное и достойное имя.
Вот его стихотворение, написанное 12 июля 2001 года — в День святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Никогда, никогда я в безбожном не жил Ленинграде,
Жил я только в апостольском граде святого Петра.
Не носил я портретов Христовых врагов на параде,
Не кричал у трибун октябрю с первомаем «ура».

Императорский град по начальному имени звал я,
Как столицу российскую ставя повсюду в пример.
Его Питером кликал повсюду народ наш бывалый,
В псевдониме его «Ленинград» опустив букву «р».

Был Казанский собор осквернен атеизма музеем.
Но к Распятью, где Храм на Крови, приходил я не зря:
Под насмешки прохожих невежд и гуляк ротозеев
Здесь всегда богомольцы молились, чтоб дал Бог – Царя!

И в изъятых стихах моих сразу нашли при аресте
Всюду – Санкт-Петербург… Вдохновения каменный страж,
Он в разлуке опорою был мне и светлою вестью
В подневольные годы изгнаний, потерь и пропаж.

Верил я: грянет миг, как трезвон – ко всеобщей отраде
Зваться Санкт-Петербургом ему вновь настанет пора…
Никогда, никогда я в безбожном не жил Ленинграде,
Жил я только в апостольском граде святого Петра!

Николай Николаевич Браун (24 ноября 1938, Ленинград, РСФСР, СССР) — поэт, переводчик, публицист, общественный деятель. Один из лидеров монархического и казачьего движений. Сын поэта Николая Леопольдовича Брауна, ученика Николая Гумилёва.
Поскольку многие талантливые русские поэты и писатели были уничтожены Советской властью, Браун поставил своей целью "вернуть России русскую поэзию" и занялся распространением "тамиздата", "самиздата" и собственных стихов.

15 апреля 1969 после обыска был арестован КГБ как «особо опасный государственный преступник» (ст. 70 УК РСФСР). Н. Н. Брауну вменялась антикоммунистическая и религиозная агитация и пропаганда, «террористические замыслы», подготовка взрыва мавзолея Ленина и подготовка покушения на Л. И. Брежнева, распространение "там- и „самиздата“ и его антисоветских стихов, в частности, против ввода советских войск в ЧССР в августе 1968 года. В связи с "делом Н. Н. Брауна" в 1969 году при 5-м Управлении КГБ, по распоряжению главы КГБ СССР Ю.В. Андропова, был создан 7-й отдел "для выявления и проверки лиц, вынашивающих намерение применить взрывчатые вещества и взрывные устройства в антисоветских целях", а также для "розыска авторов анонимных антисоветских документов и проверки сигналов об угрозах в адрес высших руководителей страны".

Во время следствия были допрошены редакторы главных литературных журналов: Александр Твардовский («Новый мир»), Борис Полевой («Смена»), Георгий Холопов («Звезда»), Александр Попов («Нева»), московские поэты: Рюрик Ивнев, Арсений Тарковский, Лев Озеров. В показаниях последнего Н. Н. Браун был охарактеризован как один из самых одарённых современных поэтов. Павел Антокольский направил в Президиум Верховного Совета РСФСР заявление с протестом против необоснованного ареста лично знакомого ему молодого автора, подающего большие надежды в литературе.

Многие из допрошенных по делу в Москве, Ленинграде, Владимире и Таллинне были подвергнуты обыскам с изъятием 11 пишущих машинок и различных печатных материалов, включая стихи обвиняемого. После обыска и допроса на судебный процесс чекистами был доставлен из Владимира писатель Василий Шульгин, проживавший там после освобождения из Владимирского централа. В защиту обвиняемого с кафедры свидетеля он, в частности, заявил, что «не мог быть сагитирован Н.Н.Брауном против Советской власти», поскольку был «личным врагом Ленина», и отметил, что следователь при допросе предложил ему «вместе искать» в изъятых у него стихах обвиняемого «ненависть к Советской власти». Последняя встреча 91-летнего Шульгина с его молодым секретарём происходила в зале, заполненном чекистами в форме. В минуту их молчаливого прощания тишину никто не нарушал. Причём для советского Ленгорсуда свидетельство в защиту Н. Н. Брауна одного из бывших депутатов Императорской Думы, выступавшего, как тогда, в строгом чёрном костюме, и оставшегося националистом и монархистом, лишь утяжеляло вину.

Процесс был закрытым. В суде, по просьбе судьи, Н. Н. Браун прочёл ряд стихов, инкриминируемых ему и включённых в в состав обвинения, а затем в приговор. Процедура обвинения выглядела так: в зал суда вводили свидетеля, который садился на свидетельское место и слушал, как автор со скамьи подсудимых декламировал стихи, включённые в обвинение, а затем должен был подтвердить с кафедры свои показания, подписанные им при допросе. Обвиняемым были продекламированы стихи: «Заповеди раба страны Советов», «Памяти Николая Гумилёва», «Среди дурачеств площадных», «В этой скорбной войне мировой», «Без Веры Русь — что купол без креста», а также «Семеро на Лобном месте» и «Вновь именем народа» — против ввода советских войск в ЧССР в августе 1968. Один из выступивших свидетелей старшего поколения, подтверждая свои показания, назвал эти стихи «славой России».

Поскольку политический характер процесса вызывал вопросы и кривотолки в литературной среде, секретарь по идеологии Ленинградского Обкома КПСС Зинаида Круглова «проинформировала» писателей — коммунистов о событиях «на идеологическом фронте». В выступлении 26 ноября 1969 в связи с подготовкой к 100-летию Ленина, она, говоря о «закономерности» исключения Солженицына из Союза Советских Писателей, заявила, что «он не единственный», что (текст стенограммы): «с 20 ноября в Ленинграде идёт разбирательство антисоветской группы, в числе которой уже пришедший в литературу, хотя ещё и не принятый в Союз… взрослый, сформировавшийся человек, 32-летнего возраста…» И далее об Н. Н. Брауне: «Его заблуждения, ошибочные выступления начались с 1966 года, а его действия проявились в том, что он писал антисоветские произведения, которые тщательно прятал от родных и знакомых, стоящих на правильных позициях, в том, что он получал антисоветскую враждебную литературу, передавал её другим лицам..» и т. д.

В конце процесса, продолжавшегося с перерывами три недели, Н. Н. Браун зачитал начало и конец написанного в камере своего приговора режиму, начиная со слов: «Обвиняемый: Коммунистический Режим. Год рождения: 1917. Однопартийный…» и заканчивая словами: «Обжалованию не подлежит». Свой приговор, в наступившей гробовой тишине, он через адвоката передал судье.

15 декабря 1969 года Н. Н. Браун был приговорён к 7 годам лишения свободы и 3 годам ссылки. Заслушав решение суда, Браун вышел из вставшего зала не спеша, успев исполнить короткую песню протеста.

Срок он отбыл целиком: с весны 1970 — в Мордовских лагерях, с 1972 по 1976 годы — в Пермских лагерях, с 1976 года — 3 года в ссылке в Белом Яре Верхнекетского района Томской области. В заключении им написан ряд книг. В одном из интервью, уже сегодняшнему слушателю, поэт скажет: "...Мавзолей Ленина являлся еще точкой черномагического притяжения. Несмотря на атеистический коммунистический режим, они очень хорошо учитывали все то, что связано с оккультной стороной большевизма. Эту роль Мавзолей играл и продолжает еще играть и поныне. Я в 1974 году в концлагере на Урале, на спецстрогом режиме, написал стихотворение, которое было озаглавлено "ТЛЕНИН".

Как выяснилось, стихотворение сегодня уже вымарано с просторов Интернета — эмиссары скоморошьего прокоммунистического фарса вновь расчищали дорогу своим идолам.

Н.Н. Браун. "ТЛЕНИН"

Его как будто почва не взяла.
Земли родной стихия оттолкнула.
А крематория огонь не сжёг дотла.
Лишь воздух вздрогнул душ погибших гулом.

Дохнуло адским смрадом по Москве.
И Патриарх сказал:: "Что ж, по мощам и миро!"
И власть делили в партии-вдове,
И толпы шли в мороз за гробом сиро.

Но не спасла бальзамовая смесь
Попытку подражанья фараонам...
С тех пор, как скрытый яд, лежит он здесь,
Храним для зараженья миллионов.

Он, ТЛЕНИН, стал трибуной для вождей...
Но грянет день: со звоном колокольным
Снесут, как капище безбожья, мавзолей
И площадь освятят в Первопрестольной!

6 августа 1974г.

С начала 1991 года Н. Н. Браун участвовал в создании Санкт-Петербургского Монархического Центра (С.-ПМЦ), был избран в его руководство. С 15 октября 1991 года — старший соратник Российского Имперского Союза-Ордена (РИС-О, легитимистское крыло), затем генеральный представитель РИС-О по Санкт-Петербургу и Москве, в дальнейшем соратник-руководитель. С 1991 года руководимая им организация проводила пикеты, политические митинги, молебны, крестные ходы в ряде городов России, собрала много тысяч подписей за возвращение первоначального имени Санкт-Петербургу, за очищение его улиц и площадей от бесчестящих его имен цареубийц и террористов. В 1992 году впервые в России издал «Монархическую государственность» Л. Тихомирова. В апреле 1993 года стал председателем основанного им Имперского Клуба, который, войдя в Общественную палату РФ в Санкт-Петербурге, регулярно участвовал в её работе.

29 октября 1994 года в Москве был избран исполняющим обязанности Начальника РИС-О в России. Автор гимна РИС-О, утверждённого общим собранием монархистов на юбилейной встрече организации 31 октября 2009 года в Санкт-Петербурге. Делегат многочисленных съездов монархических и патриотических организаций в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Курске и т. д. Один из ведущих участников Бело-Монархического Совещания в Санкт-Петербурге 28-29 марта 2008 года, поставившего целью консолидацию сил. На Всероссийской Имперской Ассамблее в Санкт-Петербурге 12 июня 2011 Н. Н. Браун, как ветеран движения, выступил на тему о преодолении противоречий и, как было сказано в СМИ, «призвал к единству русских националистов и поделился воспоминаниями о борьбе монархистов в СССР в 1960-е — 80-е годы».

Участвовал в возрождении казачества как репрессированного сословия. С 10 апреля 1996 года — заместитель начальника Главного штаба Союза Казачьих Войск России и Зарубежья (СКВРиЗ). 29 января 1998 года зарегистрировал региональное отделение СКВРиЗ по Санкт-Петербургу. 12 июня 1998 года по его инициативе были впервые после 1917 года проведены конно-спортивные состязания в Красном Селе. Издал составленный им походный казачий календарь с гл. казачьими датами и текстами песен. Был делегатом от Главного штаба СКВРиЗ на Общероссийском казачьем съезде 19-21 ноября 1999 года в Санкт-Петербурге. А также выступал с докладами на Общероссийских казачьих съездах в Москве 15 декабря 2009 и 15 декабря 2013.

Первая публикация Николая Ник. Брауна под своим именем — стихи, избранные из книги «Потаённая колокольня» (ж. «Енисей». Красноярск. 1990. № 2), удостоенные 1-й премии издательства «За лучшую публикацию года». В том же году вышла обширная подборка стихов Николая Брауна из книги «Мордовский натюрморт» с биографической статьей о нем в Германии (ж. «Вече». Мюнхен. 1990. № 40), и подборка в США из кн. «Камерная азбука» («Новый Журнал». Нью-Йорк. 1990. Кн. 180).

В 1990-е произведения Брауна появлялись в печати в Санкт-Петербурге, Москве, Мюнхене и Нью-Йорке. В их числе — статьи на исторические и политические темы и его многочисленные интервью. Большая публикация стихов Николая Ник. Брауна вышла в Барнауле (ж. «Ликбез». 1995. № 8). В 1995 году Браун стал одним из учредителей «Мемориала поэта Н. Гумилёва». В 1996 году избран секретарём Клюевского Общества «Песнослов». В 1997 году по инициативе Николая Брауна на средства казачьего издательства была выпущена поэтическая антология «Мечом уст моих», названная по его стихотворению. Представленные в ней произведения белоэмигрантов и политзаключённых СССР (включая стихи самого Брауна), вышли рекордным для поэтических изданий тех лет тиражом 10 тыс. экз. Авторы антологии, восприняв объединительную идею Брауна, создали не коммунистическую ассоциацию писателей «Соратники», в руководство которой избрали Николая Брауна, — он один из её учредителей и постоянный автор выпускаемого с 1998 года журнала «Рог Борея».

В 1998 году стихи Николая Брауна изданы в Белграде в переводе на сербский с предисловием о нём и вошли в состав сборника «Распета Русийа» («Распятая Россия»).

Как специальный корреспондент журнала «Вече» (Мюнхен) в 1998 году Браун работал на XVI («1-м Всемирном») съезде зарубежных кадетских корпусов в Санкт-Петербурге, которое впервые собрал на Родине руководителей русских антибольшевистских организаций, включая Русский Общевоинский Союз (РОВС), Российский Имперский Союз-Орден (РИС-О) и представителей Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

С начала 1990-х Николай Николаевич Браун — автор серии передач по Санкт-Петербургскому ТВ, в частности, в популярной программе «Преображение» Виктора Правдюка. В 1996 году — один из учредителей Всероссийского благотворительного Фонда «Храмы России». В октябре 1999 года был выдвинут кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ от Общественного движения «За Веру и Отечество».

В 2000 году, как автор «тамиздата» и бывший политзаключенный, Браун принял участие в международной конференции Всемирного конгресса ПЕН-клубов «Писатель. Власть. Права человека», прошедшей в Санкт-Петербурге.

С 2004 года Браун регулярно выступает по Санкт-Петербургскому радио (FM 69,47 мГц) с часовой авторской программой «Поэзия утраченная и обретённая» (ведущий Сергей Кудряшов), в которой знакомит слушателей с ранее неопубликованными в СССР материалами из жизни поэтов русской эмиграции, Белой гвардии, советских лагерей, неизвестными именами. Так, впервые в Санкт-Петербургском эфире прозвучали радиопередачи Брауна о поэтах С. Бехтееве, И. Елагине, А, Несмелове, князе В. Палее, Н. Туроверове, Валентине З/К (Соколове) и многих других.

Николай Браун ведёт раздел «Русские судьбы» в газете «Земля Русская» Петровской Академии Наук и Искусств, и раздел «Русское Зарубежье» в журнале «Рог Борея». Особый интерес читателей вызывают его, основанные на документах, статьи на исторические темы, включающие его интервью у белых эмигрантов старшего поколения, а также у проживающих за рубежом представителей главных ветвей династии Романовых. Эти интервью составляют отдельный аудио-раздел в обширной фонотеке Брауна, именуемой «Голоса двух веков».

Николай Николаевич Браун выступает как поэт и бард. Поэтическое творчество Брауна насыщено разнообразными темами современности и историческими сюжетами. Преобладает социальная тематика. Язык образен и точен, от церковного в духовных стихах до политлагерного в «подневольных» песнях. Для стихов Брауна в целом характерно голосовое, ораторское начало, декламационная четкость. Лирика его напевна. Экспериментируя с формами, по своему обновляя их, Браун принципиально продолжает классические традиции, от А. К. Толстого и Ф. Тютчева — до Н. Гумилёва.

В 2005 году Николай Браун открыл своей концертной программой 1-й международный Фестиваль авторской гражданской песни «Пилорама» на Урале, который собрал бардов со всей страны. С тех пор Фестиваль ежегодно проводился на территории спец-строгого политлагеря № 36, где в 1970-е годы Браун отбывал часть срока, и где ныне располагается Музей истории политических репрессий «Пермь-36». Концертный проект Николая Брауна, наряду с его песнями и стихами, включает уникальный фольклор ГУЛАГа-ГУИТУ, собранный им в годы заключения. По приглашению Музея «Пермь-36» Браун ежегодно принимал участие в открытии «Пилорамы», а затем выступал на Фестивале с концертной авторской программой «Песни неволи и борьбы». Автор гимна «Пилорамы», впервые исполненного им при открытии Фестиваля в июле 2010 года.

Лауреат Российских и международных конкурсов 1012-1017 годов.

СЛОВО О ПРАВЕДНОМ ГОСУДАРЕ-МУЧЕНИКЕ ПАВЛЕ ПЕТРОВИЧЕ

СЛОВО О ПРАВЕДНОМ ГОСУДАРЕ-МУЧЕНИКЕ ПАВЛЕ ПЕТРОВИЧЕ
Пожалуй, память ни одного из русских императоров не была подвергнута столь чудовищной и систематической клевете, как память Государя-мученика Павла I — человека поистине величайших дарований, сумевшего столь много сделать для России всего за четыре года своего царствования.

«Отрывочные и темные слухи, — писал Владислав Ходасевич, — проникавшие в общество, принимались на веру без всякой проверки и укоренялись… Он осужден своими убийцами. Осуждая его, они оправдывали себя… Историческая наука XIX-го столетия согласилась с судом убийц».

В начале XX-го века началась переоценка личности и деятельности Императора Павла. Но революция прервала этот процесс, и вновь, уже в советскую пору, Императора Павла историки, писатели и кинематографисты стали представлять в качестве безумного деспота, его царствование как фантасмагорию, а его убийство — как подвиг и благодеяние. Может быть, хотя бы в нынешнем веке восторжествует, наконец, справедливость и сбудутся слова Государя-мученика Павла: «Надеюсь, потомство отнесется ко мне безпристрастнее».

Государь Император Павел Первый родился 20 сентября (ст. ст.) 1754 года. Он был сыном великого князя Петра Федоровича и великой княгини Екатерины Алексеевны, будущих Петра III и Екатерины II. Долгое время Павел Петрович был отлучен от власти своей матерью и вступил на престол уже в зрелом возрасте.В бытность свою великим князем, Император Павел испытал немало трудностей и опасностей, потому что его личность всегда находилась в центре борьбы за власть могущественных политических группировок. Однажды великий князь (ок. 1788 г.) подвергся отравлению, но медики спасли его. Ставка масонов на Павла I как на проводника и защитника своих интересов, в дальнейшем окажется безрезультатной. Французская революция покажет то, какую великую опасность для христианского государства они представляют.

Воспитанный в детстве своей боголюбивой бабкой Императрицей Елисаветой в русских православных традициях, Император Павел Петрович был глубоко верующим человеком. Духовным наставником великого князя в юности был архимандрит, а впоследствии митрополит Платон, общение с которым наложило неизгладимый отпечаток на духовно-нравственый облик наследника Русского престола.

Современники вспоминали о его подлинном благочестии и высоком молитвенном настрое. Нередко Павел Петрович проводил в слезных молитвах ночи. В его любимой резиденции — Гатчинском дворце сохранялся коврик, на котором он молился и который был протерт его коленями. Государь Павел Петрович был трудолюбив и скромен до аскетичности в бытовом отношении. Он вступил на престол в возрасте 42-х лет, а перед этим долгие годы тщательно готовился к государственной деятельности: им были подготовлены многочисленные и весьма важные законы Государства Российского, реформы в различных областях государственной жизни, направленные на наведение порядка, наказание взяточников и расхитителей, лишение дворян их былых привелегий, укреплению армии и увеличение роли Церкви, а также по облегчению жизни простых людей, в особенности, — крепостных крестьян.

Такие резкие и нелицеприятные шаги вызвали озлобление среди развращенной знати и части высокопоставленых армейских чинов. В великосветской среде стали распространяться слухи о ненормальности Императора, а его приказания стали выполняться так, что становились карикатурой на подлинные цели и устремления Императора Павла. К сожалению, миф о ненормальности этого талантливейшего и чистейшего человека, запущенный с подачи его лютых врагов и убийц продолжал и продолжает распространяться в различных источниках. В этом и не только в этом можно провести параллель между Императором Павлом Петровичем и ныне канонизированным Русской Православной Церковью Государем-мучеником Николаем II.
Короткое царствование Павла Петровича ознаменовалось многочисленными и важнейшими переменами в жизни страны. Их было сделано больше, чем за ряд других царствований, а польза от них была несомненна. Важнейший государственный вопрос о престолонаследовании был разрешен особым законом, оставшимся в силе до самой революции.Он был оглашен в день коронации Государя и положил начало легитимному принципу перехода государственной власти.

Первым своим манифестом, Император Павел сократил крестьянский труд на помещиков («барщину») до трех дней в неделю, то есть наполовину. В воскресный день, как день Господень, было запрещено принуждать крестьян к работам.Многократно осмеянная «гатчинская муштра» была на самом деле серьезной подготовкой к военной реформе, которая прошла быстро и успешно: были построены казармы для войск, обмундирование и довольствие стало великолепным, дисциплина восстановилась.

Кровавая Французская революция, которую по-прежнему «прогрессивное человечество» глумливо именует «великой», поставила перед Государем задачу создания духовно-государственного, а также военного заслона тлетворному распостранению беззакония и атеизма. Павел Петрович принял гроссмейстерство над Мальтийским Орденом, который хотел сделать надконфессиональным и надгосударственным объединением христиан в борьбе с «французской заразой», причем русские кавалеры оставались православными.

И наверное, никогда католики не были так близки к воссоединению с Православием, как во время царствования Императора Павла Петровича. Мальтийский Орден, носивший название Иоанна Иерусалимского, вопреки досужим вымыслам, в то время не был масонским. Не был он и в строгом смысле католическим, поскольку сохранял свою суверенность, то есть не подчинялся папе Римскому. Рыцари-иоанниты всегда соперничали с Орденом тамплиеров. Исторический путь обоих Орденов совершенно различен. Тамплиеры постепенно превратились в богоборцев, а мальтийцы, напротив, всегда оставались преданными Христу. После изгнания рыцарей с Мальты Наполеоном, они нашли прибежище в России. Святыни Ордена, в числе которых были: Чудотворная Икона Божией Матери «Одигитрия Филермская», по преданию написанная св. евангелистом Лукой; часть Животворящего Креста Господня и десная рука Иоанна Крестителя, — были тогда вручены Имп. Павлу и оставались в России до 1919 года, получив также наименование «Гатчинских святынь» в память их первого пренесения в Гатчину и последующего ежегодного празднования им.

Павел I подтвердил указ Екатерины II о запрещении масонства.

В союзе с Австрией вел войну против зараженной революцией Франции и содействовал освобождению Италии. Адмирал Ушаков успешно руководил победоносным русским флотом в Средиземном море.
6 мая 1800 Суворов совершил свой знаменитый переход через Альпы. Но из-за измены австрийцев война против Франции окончательного успеха не имела. Когда Император Павел увидел предательство европейских союзников и тонко почувствовал новые консервативные тенденции в политике Наполеона, он дальновидно пошел на стратегический союз с недавним врагом, направленный против Англии и ее диктата.
Этот шаг стал для Императора роковым. Используя английское золото, масоны — петербургский генерал-губернатор Пален, братья Зубовы, кн. Голицын, Депрерадович, Мансуров и др. — составили заговор, и 11 марта 1801 Император Павел был зверски убит в своей спальне в Михайловском замке, построенном на месте Летнего дворца Императрицы Елисаветы, в котором он родился.

Во дни жизни Императора Павла Петровича прославилось множество чудотворных икон Божией Матери, количество монастырей (при царе Михаиле Феодоровиче их было свыше 1000), сократившееся к царствованию Имп. Екатерины Великой до 385, теперь снова увеличилось и дошло до 452.
Улучшилось материальное положение духовенства, для него были введены наперсные кресты, наградные камилавки и митры. Бюджет расходов на поддержание Церкви и на миссионерскую деятельность был увеличен вдвое, но всякие «подарки» новокрестившимся были отменены. Государь позаботился о материальной поддержке семей священников в случае болезни и смерти главы семьи.
Старообрядцам было разрешено иметь свои церкви и совершать службы по дониконовским книгам, было установлено единоверие и тем положено начало заживлению глубокой раны церковного раскола. Сам Император встречался с единоверцами и молился вместе с ними.

Краткое царствование Императора Павла Первого нельзя не признать явлением выдающимся по тем результатам, которое оно принесло, а еще больше — по тем положительным тенденциям в жизни Русского государства, которым оно дало толчок. И можно только пожалеть о том, что царствование это было столь кратким…
В начале XX-го века почитание памяти Императора Павла настолько усилилось, количество чудес, происходивших после служения панихид на могиле Императора в Петропавловском соборе стало столь многочисленным, что причт собора завёл специальную тетрадь. В ней были зафиксированы и подтверждены подписями очевидцев более трехсот чудес. Только революция помешала процессу канонизации царственного мученика Императора Павла, убитого по наущению врагов России.

Из писем Цесаревича Павла Петровича к митрополиту Платону
(бывшему Его наставнику в Законе Божием)

• Поистине нет ни утешения, ни подкрепления иного, кроме того. которого ищем мы в Боге. (1 декабря 1785 г.)

• Нет изречений, довольных благодарности моей пред Богом, и силы мои слабы заслужить Его милости. (5 февраля 1786 г.) (Русский Архив, 1887, ч. 2, стр. 42 и 43). Еще в 1776 году после смерти своей первой жены — великой княгини Натальи Алексеевны Павел писал своему бывшему законоучителю архиепископу Платону:

• «Увещание ваше продолжать хранить в непорочности сердце мне свое и призывать во всех делах моих помощь небесную принимаю с благодарностью и на сие скажу вам, что то, что подкрепляло меня в известные вам столь тяжкие для меня минуты, то всегда во всех путях моих служит светом, покровом и подкреплением. Сие на Бога упование отняв, истинно немного причин будем мы все иметь, для чего в свете жить».

Современники об Императоре Павле
• “Душа его, — пишет в своих “Записках” графиня В. Н. Головина, — была прекрасна и исполнена добродетелей, и, когда они брали верх, дела его были достойны почтения и восхищения. Надо отдать ему справедливость: Павел был единственный Государь, искренно желавший восстановить престолы, потрясенные революцией; он один также полагал, что законность должна быть основанием порядка”.

• Его современник И. В. Лопухин, высоконравственный и в высшей степени добросовестный человек, когда он говорит в своих “Записках”: “Я уверен, что при редком Государе больше, чем при Павле Первом, можно было бы сделать добра для государства, если бы окружавшие его руководствовались усердием к отечеству, а не видами собственной корысти”.

• Шведский посланник Стединг, посылал в эту же эпоху своему королю депеши, полные похвал Императору Павлу. “Император имеет много достоинств и держит себя чрезвычайно непринужденно; в поступках его проявляются справедливость и доброжелательство. Трудолюбие Монарха поразительно и влияет на других, заставляя их следовать его примеру. На первых порах восстановление дисциплины среди распустившихся чиновников кажется чрезвычайно благодетельным”. А позднее тот же Стединг писал: “Хотя Император своею строгостью и внезапностью своих наказаний вызвал недовольство, зато он привлек к себе сердца многих подданных своею щедростью и любовью к порядку и справедливости. Внушая всем страх, он тем самым защищает народ от несправедливостей, под бременем которых он изнывал раньше”.

• В.О. Ключевский писал: “Собрав все анекдоты, подумаешь, что все это какая-то пестрая и довольно бессвязная сказка; между тем, в основе правительственной политики (Императора Павла) внешней и внутренней, лежали серьезные помыслы и начала, заслуживающие наше полное сочувствие”.И дальше, Ключевский дает следующую, совершенно верную историческую оценку замыслов Павла I.“Павел был первый противодворянский царь этой эпохи (…), а господство дворянства и господство, основанное на несправедливости, было больным местом русского общежития во вторую половину века. Чувство порядка, дисциплины, равенства было руководящим побуждением деятельности Императора, борьба с сословными привилегиями — его главной целью”.

• Многие из знавших близко Павла I лиц, единодушно отмечают рыцарские черты его характера. Княгиня Ливен утверждает, что: “В основе его характера лежало величие и благородство — великодушный враг, чудный друг, он умел прощать с величием, а свою вину или несправедливость исправлял с большой искренностью”.

В мемуарах А. Н. Вельяминова-Зернова, мы встречаем такую характеристику нравственного облика Павла Первого:

• “Павел был по природе великодушен, открыт и благороден; он помнил прежние связи, желал иметь друзей и хотел любить правду, но не умел выдерживать этой роли. Должно признаться, что эта роль чрезвычайно трудна. Почти всегда под видом правды говорят царям резкую ложь, потому что она каким-нибудь косвенным образом выгодна тому, кто ее сказал”. • “Павел, — как свидетельствует в своих воспоминаниях Саблуков, — знал в совершенстве языки: славянский, русский, французский, немецкий, имел некоторые сведения в латинском, был хорошо знаком с историей и математикой; говорил и писал весьма свободно и правильно на упомянутых языках”.

Княгиня Ливен в своих воспоминаниях характеризует Павла следующим образом:

• “ …Он обладал литературной начитанностью и умом бойким и открытым, склонным был к шутке и веселию, любил искусство; французский язык знал в совершенстве, любил Францию, а нравы и вкусы этой страны воспринимал в свои привычки. Разговор он вел скачками, но всегда с непрестанным оживлением. Он знал толк в изощренных и деликатных оборотах речи. Его шутка никогда не носила дурного вкуса и трудно представить себе что-либо более изящное, чем короткие милостивые слова, с которыми он обращался к окружающим в минуты благодушия. Я говорю это по опыту, потому что мне не раз, до и после замужества, приходилось соприкасаться с Императором”.

Саблуков утверждает:

• “В своем рассказе я изобразил Павла человеком глубоко-религиозным, исполненным истинного благочестия и страха Божия. И, действительно, это был человек в душе вполне доброжелательный, великодушный, готовый прощать обиды и сознаваться в своих ошибках. Он высоко ценил правду, ненавидел ложь и обман, заботился о правосудии и беспощадно преследовал всякие злоупотребления, в особенности же лихоимство и взяточничество”Нет сомнения, что в основе характера Императора Павла лежало истинное великодушие и благородство и, несмотря на то, что он был ревнив к власти, он презирал тех, кто раболепно подчинялся его воле, в ущерб правде и справедливости и, наоборот, уважал людей, которые бесстрашно противились вспышкам его гнева, чтобы защитить невинного”.“Павел I всегда рад был слышать истину, для которой слух его всегда был открыт, а вместе с нею он готов был уважать и выслушивать то лицо, от которого он ее слышал”. Несмотря на свою требовательность, несмотря на строгие меры, применяемые к нарушителям порядка и дисциплины, Павел был очень снисходителен и легко прощал тех, кто раскаивался в совершенных дурных поступках.

• Прусский посланник Сольс, знавший Павла, когда он был молодым, писал, что у него душа “превосходнейшая, самая честная и возвышенная, и вместе с тем самая чистая и невинная, которая знает зло только с отталкивающей его стороны, и вообще сведуща о дурном лишь насколько это нужно, чтобы вооружиться решимостью самому избегать его и не одобрять его в других. Одним словом, невозможно довольно сказать в похвалу Великому Князю”.Княгиня Ливен в своих воспоминаниях характеризует Павла следующим образом:“Хотя фигура его была обделена грациею, он далеко не был лишен достоинства, обладал прекрасными манерами и был очень вежлив с женщинами.…Он обладал литературной начитанностью и умом бойким и открытым, склонным был к шутке и веселию, любил искусство; французский язык знал в совершенстве, любил Францию, а нравы и вкусы этой страны воспринимал в свои привычки. Разговор он вел скачками, но всегда с непрестанным оживлением. Он знал толк в изощренных и деликатных оборотах речи. Его шутка никогда не носила дурного вкуса и трудно представить себе что-либо более изящное, чем короткие милостивые слова, с которыми он обращался к окружающим в минуты благодушия. Я говорю это по опыту, потому что мне не раз, до и после замужества, приходилось соприкасаться с Императором”.

• “Краткое царствование Павла I, — пишет в своих воспоминаниях современник Павла I де Санглен, — замечательное тем, что он сорвал маску со всего прежнего фантасмагорического мира, произвел на свет новые идеи и новые представления. С величайшими познаниями, строгою справедливостью, Павел был рыцарем времен протекших”.

http://kazachestvu.ru/samoderjavie/9931/

В Новом Осколе Белгородской области воздвигнут памятник Великой княжне Ольге Николаевне Романовой.

Бронзовое изваяние работы белгородского скульптора Бориса Сергиенко установлено у главного входа в здание учебного заведения, носящего название «Средняя общеобразовательная школа №1 с углубленным изучением отдельных предметов имени Княжны Ольги Николаевны Романовой». Прекрасное здание школы (тогда – женской гимназии) строилось попечением Великой княжны.

В книге В.В. Овчинникова «Ольгинская гимназия, или повесть о вековой истории
Новооскольской средней школы №1», в частности, читаем: «Именно в этом 1905 г. не только завершается строительство нового здания Новооскольской женской гимназии, но и происходит ее официальное открытие, освящение и ей дается необыкновенное имя «Ново-Оскольская Ее Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны женская гимназия». Такое название, в народе «Ольгинская гимназия», она получила не случайно. По инициативе Курского дворянства, активных деятелей уездного земства имена августейших особ давались чрезвычайно малому числу вновь построенных гимназий, училищ, школ. Здесь важно, чтобы они обязательно финансировались из сбережений детей Императора Николая II. ...
В 2005 г. школа правомерно отмечала 100-летие окончания строительства своего красивого и не теряющего архитектурной прелести здания, сложенного удивительными мастерами из не теряющего силу и крепость красного кирпича, а также 100-летие с того дня, когда она, одна из немногих, стала носить имя августейшей особы. ...
В 1907-1908 учебном году в женской гимназии обучалось дочерей дворян и чиновников – 45, духовного звания – 54, почетных граждан – 29, купцов – 21, мещан – 113, крестьян – 133».

Торжественное открытие памятника запланировано на ноябрь, когда завершится ремонт здания Ольгинской гимназии и благоустройство прилегающей территории.

https://vk.com/club116074157?w=wall-116074157_1081

СВЯТОЙ БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН ЯКОВЛЕВИЧ КОРЕЙША МОСКОВСКИЙ ( 8/21 сентября 1783 — 6/19 сентября 1861)

Москва помнит и чтит имя известного христианского подвижника, Христа ради юродивого Иоанна Яковлевича Корейши — праведника, обладавшего дарами прозорливости и исцеления телесных и душевных человеческих недугов. В XIX веке всей России было известно имя Иоанна Яковлевича — узника ( в последние годы — добровольного узника) психиатрической лечебницы, в которую подлая месть мiра сего заключила подвижника веры Христовой. По сей день на могиле святого, до сих пор не канонизированного, неугасимая лампада и свежие цветы: верующие молятся, просят у блаженного помощи и получают ее.



А между тем, подобно праведному мученику за Христа и Царя Григорию Ефимовичу Распутину, святой блаженный Иоанн Яковлевич Корейша, прожив около полувека на глазах цвета тогдашней России, оказался многими неразгаданным, непонятым и отвергнутым.

О блаженном Иоанне Яковлевиче писали книги и спорили в толстых журналах. В книге Александра Федоровича Киреева «Юродивый Иван Яковлевич Корейш» (1898) — наиболее достоверном жизнеописании подвижника, составленном непосредственным очевидцем и свидетелем его жития, спасенным от гибели по его молитвам, читаем: «Многие из старожилов Москвы, вероятно, помнят то время, когда в Преображенской больнице умалишенных находился известный всей Москве «Иван Яковлевич», который, получив высшее академическое образование и обладая от природы умом светлым, был для многих камнем преткновения как образом своей юродствующей жизни, так и своими действиями, шедшими вразрез обычаям мiра».

Наиболее нашумевшими являются пасквили (переиздаваемые до нашего времени с самой конкретной целью) бытописателя И.Пыжова, весьма агрессивно настроенного против Церкви и впоследствии спившегося после отбывания наказания за убийство, совершенное по указке террориста Нечаева. Скверные, насквозь лживые опусы безбожных пасквилянтов до сих пор являются питательной средой для тайного и явного богоборчества и надругательства над русской святостью. Святитель Игнатий (Брянчанинов), встретив в прессе первые публикации такого рода, пишет : «В ноябрьской книжке «Странника» опубликована книга «26 московских лжепророков» и проч. — Что же? В первых двух статьях, особливо в первой, об Иване Яковлевиче, выставлено участником их лицо, предмет общего уважения, и превращено в предмет насмешки…» (Свт. Игнатий (Брянчанинов). Собрание писем. М., 2000. С. 494.)

Образ блаженного Иоанна Яковлевича остановил на себе внимание великих классиков русской литературы. Слава его как прорицателя и целителя недугов росла и проникала во все слои общества: зачастую в семьях ничего не предпринималось без предварительного посещения юродивого и исполнения его совета. Московская Преображенская больница материально содержалась на обильные приношения блаженному.

Читать полностью:http://kazachestvu.ru/pravoslavie/180/

https://vk.com/club116074157?w=wall-116074157_1024

ЭТО НЕ ЦАРСКИЕ ОСТАНКИ!


… Останки, эксгумированные в Петропавловском соборе, не являются бальзамированным телом Императора Александра III, они принадлежат кому-то другому. Следственная комиссия сделала вывод, что эти неизвестные останки совпали по проведенным экспертизам с теми, которые хотят приписать Государю Николаю II и теми, которые были найдены в Поросенковом Логу и якобы принадлежали Цесаревичу и В.К. Марии. А это, в свою очередь, означает, все эти кости Царственным мученикам не принадлежат. ЭТО НЕ ЦАРСКИЕ ОСТАНКИ.

Читать полностью в статье Ирины Александровны Трушиной
Трушина Ирина Александровна кандидат филофских наук, доцент СЗИУ РАНХиГС при Президенте РФ

http://kazachestvu.ru/samoderjavie/9680/
https://rusidea.org/250936608

СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: «СЫНЫ НОЧИ» ПРОДОЛЖАЮТ ЦАРЕУБИЙСТВО. К ГОТОВЯЩЕМУСЯ АРХИЕРЕЙСКОМУ «СОБО

Братья и сестры!

29 ноября сего года начинается очередная конспирологическая мистерия – Архиерейский собор — закрытой архиерейской корпорации той структуры, что некогда, при жизни, звалась Русской Православной Церковью, а ныне высохла до аббревиатуры РПЦ… Как всегда – за плотно закрытыми дверьми величественного прежде Храма-Памятника павшим воинам, название которого даже в официальных документах давно низведено до уже привычного кощунственного сокращения — ХХС.

Наглухо закрытые двери и ставни «соборов» «единой, святой, соборной» нас уже не удивляют: в феврале 2016 и этого оказалось мало тем пяти «подвижникам-конспирологам», которые во главе с Владимиром Михайловичем тайно, под покровом ночи готовили «спасение» РПЦ «под крышей» Ватикана – сиречь будущую гаванскую встречу и декларацию.

Складывается впечатление, что в среде «князей церкви» вошло в неписанный обычай быть «сынами ночи», вопреки пока еще внешне признаваемому ими Писанию со словами апостола Павла: «Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся» (1Фес.5,7-8). Ныне градус конспирологической интриги взвинчен информационным письмом с программой и деталями предстоящего «собора» №01/7659, разосланным по епархиям Управлением делами МП за подписью его главы «митрополита» Судакова.

Все 13 двухчасовых пленарных заседаний (по 4 – 29.11, 30.11 и 1.12, еще одно 2.12) «собора», приуроченного к столетию восстановления патриаршества, пройдут в обстановке совершенной секретности: в памятке за №01/7659 особо подчеркивается запрет входа в ХХС, для всех сопровождающих лиц, использования любой фото-, видео- и звукозаписывающей техники, публикации в соцсетях «содержания закрытых дискуссий». Даже архиереи ниже сана митрополита не будут допускаться в алтарь, кроме как для причащения.

Какие же страшные тайны откроются на сем судьбоносном для России сборище? Какие решения «собора» будут с триумфом приветствоваться на торжественном концерте в честь его окончания в Кремлевском Дворце съездов, что на руинах и костях Чудова монастыря?

Во-первых, на предстоящем мероприятии иерархи снова вернутся к злосчастной гаванской встрече. По той пословице: «Сам себя не похвалишь, никто не похвалит». Так, заместитель председателя ОВЦС протоиерей Николай Балашов проговорился: «Собор обсудит в том числе и значение встречи с папой Римским в Гаване и выразит свое отношение к тому что произошло. До сих пор на таком уровне встреча не обсуждалась».

Ну и самое главное… Думается мне, что архиерейский «собор» 2017 года – сакральное логическое продолжение печального Поместного собора 1917, обезглавленного, мертвого – собора клятвопреступников, нарушивших Присягу верности Господу и Государю, подпавших под 11-й анафематизм Недели Торжества Православия. Собора, созванного вопреки воле Государя нашего и по сути осудившего Его с Венценосной Семьей на лютейшую смерть, а после рукоплескавшего Их гибели. Собора воистину обезглавленного, поелику согласно исторической традиции Восточно-Кафолической Церкви право его созыва имел исключительно Император. Мертвого – по причине чудовищной духовной подмены: церковно уничтоженная самодержавная власть была узурпирована патриархом.

Наконец, Собор 1917 года в безумном порыве хулы на Святого Духа поднялся против Помазанника Христа Господня, в лице Царя, решив аннулировать Само Богопомаззаничество, понимая, что даже после смерти Государь остается Помазанником Божиим.

Перенесенные в ХХС мощи патриарха Тихона призваны стать «мостом» между настоящим и прошлым, символизировать сакральную схожесть и преемство обоих названных соборов. Воистину, будто снова осуждая Невинного на Крестную смерть, в запертом воздухе ХХС будет висеть истошный крик: «Не хотим Царя, токмо Кесаря!» (ср. Ин.19,15) – кесаря-патриарха, дающего нам вместе с духовной властью и власть земную.

… А Помазанник-Государь опять будет предан поруганию и смерти от первосвященников, как и сто лет назад. Для придания этому делу законного вида 27 ноября под председательством Гундяева в Московской Сретенской семинарии прошла конференция «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия», на которой был слышан жалкий лепет старшего следователя по особо важным делам СК РФ М.Молодцовой: «Следствием планируется назначение психолого-исторической судебной экспертизы для разрешения вопроса, связанного, в том числе, и с возможным ритуальным характером убийства царской семьи». Какое лицемерие – и это за два дня до «собора», на котором и должны поставить точку в вопросе о ритуальности екатеринбургского злодеяния!

Несомненно, что главнейшая цель сего юбилейного позора — десакрализация Царской искупительной Жертвы — окончательная расправа над Российским Самодержавием. Для этого предстоит всеми правдами и неправдами признать истинность «екатеринбургских останков» и Поросенкова лога. Ибо если они подлинны – никакого ритуального убийства не было, что и требовалось доказать. Зачем? Во имя чего? А в интересах потомков вопивших две тысячи лет назад перед пилатовым дворцом: «Кровь Его на нас и на детях наших!» (Мф.27,25)

И они уже зашевелились: «Президент Федерации еврейских общин России Александр Борода выразил сожаление в связи с намерением Следственного комитета РФ назначить психолого-историческую экспертизу, чтобы выяснить, не являлся ли расстрел царской семьи ритуальным убийством, сообщает «Интерфакс»». И далее он же: «Обвинение евреев в ритуальном убийстве – один из самых древних антисемитских наветов… иудаизм, будучи первой религией, отменившей человеческие жертвоприношения на самой заре своего возникновения, в принципе не знает понятия «ритуального убийства». Стоп. Здесь напрашивается законный вопрос, какое отношению к традиционному иудаизму имеет секта хасидов, к которой принадлежит и г-н Борода? Не может быть аргументом нынешнее богатство и многочисленность хасидов, которым инкриминируют ритуальную расправу над Венценосными Страдальцами все занимавшиеся расследованием цареубийства честные и добросовестные следователи, ученые и исследователи-историки.

Понятно кому подыгрывает г-н Гундяев, не постыдившийся прилюдно опуститься до уровня идиота на вышеупомянутой конференции в Москве 27 ноября: «В ходе конференции, посвященной исследованию «екатеринбургских останков», Кирилл поделился собственным воспоминанием о том, как происходит кремация покойников в Индии, свидетелем которой он в свое время оказался.

«Сжигают целый день — с утра до поздней ночи. Используют огромные сухие дрова. В результате кремации остаются руки, ноги, которые потом сбрасывают в Ганг», — рассказал Кирилл.

Он признался, что был поражен тем, как много времени требуется на кремацию человеческого тела — «не хватает светового дня», даже при условии теплого климата и наличия хороших дров.

В этой связи глава РПЦ МП предложил членам комиссии по исследованию «екатеринбургских останков» совершить поездку в индийский город Варанаси, чтобы лично увидеть такую кремацию и определить, возможно ли было сожжение членов царской семьи на Урале, при совершенно других климатических и прочих условиях». («Интерфакс»)

У меня нет слов, Владимир Михайлович! Нас, русских людей, досконально изучивших детали екатеринбургского преступления и последующего уничтожения улик, вы до такой степени считает идиотами или же вас так приперли к стенке «старшие братья»?

В заключение этой печальной темы привожу один из комментариев, оставленный на странице «Православие.Ру» после просмотра онлайн-трансляции московской конференции 27 ноября «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия»: «Уровень некоторых экспертов расстраивает. Противоположные свидетельства игнорируются, так как «нет документов». При этом свидетельства в пользу официальной точки зрения постоянно цитируются, несмотря на отсутствие документов. «Все это подтверждают»-да не все! Соколов всеми признается как честный и профессиональный следователь, но его выводы просто игнорируются. Юровский и чекисты — убийцы, заинтересованные в сокрытии следствия, но их свидетельства используются как основные. Любому же здравомыслящему человеку понятно, что они были заинтересованы в сокрытии истины и уничтожении документов! Где подтверждения независимых лиц? Почти все независимые лица говорят о других фактах! И это следствие???» (http://www.pravoslavie.ru/108600.html)

Ну и последнее. Право, однако, не знаю – плакать над этим или смеяться? Ну, раз сергианство остается сергианством, придется быть серьезным: «царь» все же на «соборе» будет: «Президент России Владимир Путин приедет в Храм Христа Спасителя на Архиерейский собор Русской православной церкви, сообщил РИА Новости пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков: «Впервые глава государства приедет на Архиерейский собор в храм Христа Спасителя, где встретится с членами собора — епископатом Русской православной церкви», — сообщил он».

Заканчивая, хочу напомнить: завтра, 29 ноября исполняется 76 лет со дня казни девушки, ставшей для миллионов соотечественников символом несгибаемого мужества и сопротивления врагу – Зои Космодемьянской. Тогда, в далеком 1941 немец, казалось, захватит столицу и одержит окончательную победу над обезкровленными отступающими русскими частями. И Зоя не могла знать, что через несколько дней – 5-го декабря мощное контрнаступление навсегда отбросит оккупантов от Москвы и, повернув ход всей войны, будет гнать их до полного разгрома в Берлине.

Дорогие! Сейчас куда более страшный и безпощадный оккупант завладел Церковью Русской, силясь впоследствии «зачистить» под ноль и наш святой народ. Призываю вас, наконец, проснуться. Обращаясь к вам последним призывом доблестной Зои: «Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать!»

Ей же народный эпос приписывает слова, которые я адресую устроителям новой Смуты на Руси – новым цареубийцам: «Захватчики! Я ненавижу вас!» — И это вторит словам Псалмопевца: «Не ненавидящия ли Тя, Господи, возненавидех, и о вразех Твоих истаях? Совершенною ненавистию возненавидех я. Во врази быша ми» (Пс.138:21-23).

Москва. 28 ноября 2017 года.

https://vk.com/club67640986?w=wall-67640986_981
http://kazachestvu.ru/samoderjavie/9433/

СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ. ОТ ПРЕДАТЕЛЬСТВА К ПРЕДАТЕЛЬСТВУ: 1917 – 2017.

Невиданный цинизм действий современных церковных иерархов, с которым пришлось столкнуться Русской Церкви в сем десятилетии, ознаменовал собой новый виток исторической спирали – с того рокового 1917, когда в одночасье рухнула самая Великая Империя, которую народ собирал столетиями, по крупицам, обильно напояя собственной кровью. Пала жертвой международного заговора против Самодержавия – заговора еврейской мести и масонской ненависти.

Российской Империи было суждено захлебнуться кровью десятков миллионов своих лучших сынов и дочерей и погибнуть. Но прежде, 4/17 июля 1918 года, была принесена сакральная талмудическая жертва: Ипатьевский дом в Екатеринбурге был превращен в зловещий жертвенник, на котором были изуверски жестоко уничтожены Помазанник Божий Царь и Его Семья. Одиноко восходя на свой Крест, подобно Самому Христу, Они были оставлены всеми, преданы и оболганы…

А еще раньше – в феврале 1917 года, во многом опережая даже самих заговорщиков-революционеров, Российская Православная Церковь в лице Священного Синода и всех ее первенствующих иерархов совершила сугубый грех клятвопреступления и попрания верноподданнической присяги, который до сих пор не раскаян и не снят… Приветствуя и благословляя свержение Самодержавия, Синод, по сути, благословил и духовно возглавил всю кровавую цепь революций и смут – чудовищной кровавой бани – каббалистический «эксперимент» по тотальному геноциду целых наций, сословий и общественно-социальных групп, по уничтожению и искоренению самого именования Православной Веры и поминания Имени Божия на Русской земле…

Перстом Божиим, через века указующим на постыдное, роковое для судьбы России, преступление первоиерархов РПЦ в феврале-марте 1917 года, является характерное символическое «совпадение» даты выхода Определения Синода N1226 «Об изменениях в церковном богослужении в связи с прекращением поминовения царствовавшего дома», исключавшее из Богослужений всякое упоминание о Государе, и позорный арест будущих Царственных Мучеников и их Детей – 8 марта 1917 года – трагической даты начала восхождения Венценосной Семьи на свою Голгофу. Сие неслыханное в истории человечества вопиющее беззаконие было спокойно, как должное, воспринято во всей церковной среде – и именно в этот день фатально надломилось религиозно-церковное сознание Русского народа, в лице родной Церкви отвергнувшее своего Отца и Государя.

С сего рокового дня – 8 марта 1917 года – берут начало все церковные «преобразования» в России: от обновленчества и сергианства до экуменических реформ Баламанда и Шамбези, вплоть до «встречи тысячелетия» – гаванского предательства, годовщину которого, словно пир во время чумы, столь радостно отмечает ныне вся высшая российская церковная «общественность»…

Ничуть не удивляет, что омасоненный Синод Российской Православной Церкви (к примеру, митрополит Антоний Храповицкий «на одном из Соборов доказывал полную допустимость для христианина и для иерарха состоять членом масонской организации до 18-й степени масонства» (из Открытого письма архиепископа Феофана Быстрова), не дожидаясь публикации фальшивки заговорщиков – «Акта об отречения» Государя – сразу вошел в тесное сотрудничество с Временным правительством, вовсю подружился с ним: «И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (Лк.23,12) – ведь у всех масонов, в том числе и у иерархов-синодалов, главными врагами было Самодержавие и Божий Помазанник Царь.

Оправдывая свое христопродавчество борьбой за свободу Церкви от «цезарепапизма» (использованный синодалами двойственный термин), русские первоиерархи всячески «предусмотрительно» духовно содействовали свержению Государя Императора – единственного, кто по церковному и государственному законодательству имел полное право наказать архиереев-клятвопреступников. Ибо Помазанник Божий – «епископ внешних дел Церкви» (по слову св. Константина Великого) – лишь он «хранитель догматов веры, блюститель правоверия и церковного благочиния».

Идя на поводу явного зла и благословляя его, Синод всеми способами добивался концентрации и сакральной и политической власти исключительно в собственных руках. Свержение Самодержца позволяло иерархам-клятвопреступникам обманным путем избежать суровых церковно-канонических наказаний: ведь за сие тягтяйшее преступление священнослужителей положено извергать из сана (25-е апостольское правило), а мирян – отлучать от Причастия на 10 лет (65-е правило св. Василия Великого).

Беззаконный Синод, зараженный безумным властолюбием, строго следуя масонским предписаниям, преступно узурпировал власть Помазанника Божия, тем самым подняв руку на Вседержителя, Который Сам ставит Православных Государей на Царство.

И Сам же Господь закрыл уста всех архиереев Российской Церкви, сделав их безответными – безгласными перед Его Высшим Судом: всего за 4 (!) дня до начала революционного безпредела, в Неделю Торжества Православия (19 февраля 1917 года), во всех кафедральных Соборах России архипастыри велегласно возгласили анафематствование: «Помышляющим, яко Православнии Государи возводятся на Престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливаются: и тако дерзающым их на бунт и измену – Анафема!» — Так Синод, а за ним и фактически весь епископат РПЦ, сам себя подвел под страшную Анафему, отлучив себя и от общения с Богом, и от общения с Церковью Христовой…

Поместный Собор 1917-1918 гг. довел преступления Священного Синода, совершенные в феврале-марте 1917 года, до своей логической полноты. Духом падшего Денницы – революционным «духом Февраля», вконец надломившим религиозно-церковное сознание Русского народа, пронизаны не только решения сего Собора – им дышат все соборные и церковные постановления Русской Православной Церкви, правоприемницы Российской Православной Церкви, вплоть до наших дней.

Поместный Собор 1917-1918 гг., созванный вопреки воле Государя Императора, смиренно преклонил выю перед диктатом масонских властей, которые под угрозой расправы запретили «монархическую пропаганду». Архиереи-монархисты – а таковых к тому времени нашлось лишь двое: митрополит Макарий Невский и митрополит Питирим Окнов – на Собор допущены не были…

Почти вся полнота Русской Церкви в лице ее Поместного Собора, полностью одобрив Февральское предательство и реабилитировав революционеров, в очередной раз предала Государя и Его Семью – униженные и облеченные в ризы поругания и мученичества, в томлении кромешной неволи они уже отмеривали свои последние шаги на Голгофу… Действия Собора в отношении Царственных Мучеников чудовищны – и это, без всякого сомнения, одна из позорнейших страниц истории Церкви:
Собор молчал, ни слова не обронив в защиту заключенного Государя и Венценосной Семьи…
Собор молчал, ни словом не выразив своего отношения к безпрецедентному по жестокости и цинизму злодейскому ритуальному убийству Царственных Мучеников…
Собор отверг Слово патриарха об убиении Государя и не включил его в свои Деяния…
Собор ограничился лишь решением о служении панихиды по убиенным Царственным Страдальцам. Но даже и здесь 28 (!) голосов было подано против таковой, при 3-х воздержавшихся…
Собор многократно в своих выступлениях возводил немыслимую хулу на убиенных Венценосных Страдальцев, будто снова и снова желая Им — Государю, Государыне и Их Детям мучительной смерти: «Распни, распни Его!» (Иоанн 19,6)…
Собор исключил из чинопоследования Недели Торжества Православия 11-е анафематствование о возстающих на власть Православного Государя (произошло это на заседании 26 февраля 1918 года – в годовщину революции)…

Таким образом, «соборный разум», вместо того, чтобы возвысить свой голос и хотя бы постфактум дать объективную церковную оценку богомерзкому мятежу и со всей полнотой церковной власти безоговорочно осудить изменников-революционеров и сатанистов-цареубийц, вместо того, чтобы смертные грехи бунта, измены и клятвопреступления назвать грехами и призвать к покаянию за них – просто исключил их из списка грехов, одновременно отвергнув Божественное происхождение Царской власти и утвердив «Божественную волю» взбунтовавшейся черни.

И ведь до сей поры Московская Патриархия «дышит» тем же темным мятежным цареубийственным духом Февраля 1917. И это отражено в каждом церковном документе, принятом с того рокового года. Выдвинут и ложный тезис, на котором зиждилось оправдание за тот мерзкий грех измены и клятвопреступления: духовная жизнь Церкви якобы никак не связана с формой государственного строя. Тезис, приведший к полному согласию Собора с гнусными кровавыми злодеяниями ритуального цареубийства и массового террора и оправданию преступников: сатанистов еврейских мистических сект, масонов и всех, продавшихся им.

Поместный Собор 1917-1918 гг. – полнота Российской Православной Церкви – во всей духовной полноте, так или иначе повторил поступок христоубийцы – Пилата: «Взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего» (Мф.27,24), Помазанника Божия…

В 1917-18 гг. Собор отверг Божественное происхождение Царской власти, сравняв ее с «землей» – со властью сатанистов-масонов и мятежной толпы. Но и до сего времени не только святая Кровь Венценосных Мучеников – «вся кровь праведная, пролитая на земле» (Мф.23,35) Русской в угаре гражданской войны и массового террора, чудовищных репрессий и геноцида целых народов – лежит, в том числе, и на нерасканной совести облеченных в сан современных книжников и фарисеев-лицемеров (см.Мф.23): в ключевых вопросах, в частности, о государстве и власти Московская Патриархия строго следует предательским постановлениям Февраля 17-го, ни на йоту не отступая от них.

Из всего этого следует, что корни не только обновленчества и «сергианства», но и всего последующего поступательного «реформаторского» отхода РПЦ от чистоты Православного исповедания – вплоть до Гаванской унии с планируемым далее слиянием всех «христианских церквей» в одну Мировую антихристову «церковь» – следует искать в февральском предательстве РПЦ 1917 года.

И вот уже заканчивается февраль 2017 года. Ровно сто лет назад свершилось непоправимое: с благословения и при прямом участии высшего духовенства, при той или иной поддержке со стороны народа, в России был свергнут и ритуально-злодейски уничтожен Удерживающий – Помазанник Божий Государь, Его Семья и все, так или иначе имевшие отношение к Богодарованной Царской власти.

Масонское клеймо «свобода, равенство и братство» легло позором на сердца членов Синода и большинства архиереев Российской Церкви. Возжелав «свободы» для Церкви, они пошли на чудовищное преступление: «Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам» (Иак.5,6)… Осудившие и казнившие Христа боялись, что Иисус из Назарета положит конец их лицемерию и заберет у них духовную власть. Уничтожившие Монархию и руками масонов-сатанистов убившие Помазанника первосвященники РПЦ боялись упустить свой шанс для УЗУРПАЦИИ Царской власти, для сосредоточения в своих руках ВСЕЙ сакральной власти в государстве – и Царства, и Священства.

Захват полноты ВЛАСТИ – вот сокровенный мотив всех поступательных и страшных предательств и преступлений первоиерархов Российской Церкви вплоть до настоящего дня – преступлений, в которые они втянули и которыми «замазали» весь русский Божий народ.

Именно целям ВЛАСТИ узкого круга «князей церкви» служит так называемое «церковная свобода» и «церковное процветание» – это и рост капиталов «церковных» банков, массовое храмостроительство, введение специальности «теология» в светские ВУЗы, «попечение» о молодежи, протестантские реформы богословской науки, и, наконец, слияние с неокатолицизмом и другими «христианскими конфессиями».

Церковь никогда не нуждалась ни в свободе, ни в процветании – Она всегда свободна и всегда процветает только потому, что ее глава – Христос Господь, а она – Его мистическое Тело: «К свободе призваны вы, братия» (Гал.5,13); «Где Дух Господень – там свобода» (2Кор.3,17).

Предав Помазанника Государя на лютую смерть и захватив Его власть, сломав Богодарованную Симфонию Церкви и Царской власти, Синод обрек Божий народ на невиданные страшные муки и физическое истребление, и только прямое Божие вмешательство не допустило полного удушения Православной Веры.

На Царственной Крови новыми Каиафами была выстроена новая лжесимфония Церкви и государства, которая сводится к следующему: кроме сакрального Самодержавия, любая государственная власть хороша – ибо с ней всегда можно договориться и урвать для себя от государства тот или иной «кусок» вожделенной «церковной свободы» и «церковного процветания» для собственной же «каиафовой» власти, богатства и благополучия…

Гаванская мерзость – «встреча тысячелетия», годовщину которой мы вспоминаем сейчас – достойный плод такой «симфонии»… Верую, что Господь восстанет Сам «яко силен и шумен от вина» (Пс.77,65) «и воздаст каждому по делам его» (Мф.16,27). Тогда свершится страшный Его Суд над нынешними пилатами, каиафами, францисками, кириллами, иларионами, и Суд этот будет нелицеприятен!

О ПРЕПОДОБНОМ КИРИЛЛЕ НОВОЕЗЕРСКОМ И ЗАМОЛЧАННОЙ ПРАВДЕ

ПРЕПОДОБНЫЙ КИРИЛЛ НОВОЕЗЕРСКИЙ (НОВГОРОДСКИЙ) – выходец из Галича Костромского, из рода бояр Белых.
Будучи еще отроком, тайно оставил родительский дом и был пострижен в иночество в обители преподобного Корнилия (в Вологодском Комельском лесу). По смерти родителей раздал оставшееся в наследство имение нищим, двинулся а север – в непроходимые леса; по указанию от Господа на Красном острове Нового озера, что в Белозерском крае, подвижник великими трудами своими основал Новоезерский монастырь.
Жизнь св. Кирилла в обители была во всем примером и образцом для других братий, он сам рубил дрова и копал землю. За праведную жизнь подвижник был сподоблен от Бога особенной благодати Святого Духа и дара исцелений.

Пред кончиной своею преп. Кирилл с великой прозорливостью предрек те бедствия, которые предстояло испытать Российской земле. «Будут, — говорил он, — на земле беды великия и мятеж между людьми; но царство наше будет умирено и устроено Богом». Преставился святой Кирилл в мире 4 февраля 1532 года.

Новоезерская обитель пользовалась вниманием великих князей, начиная с Василия II. Особо богатые дары пожаловал монастырю Царь Иван IV Грозный после чуда, явленного преподобным Кириллом (явившись царю во сне, старец дал ему совет не входить в палату до третьего часу дня, «чтобы не уме­реть на­прас­ной смер­тью»; действительно, в названной старцем палате рухнули своды и погребли под собой многих князей и бояр).
Мощи святого были обретены нетленными 1649 го­ду при закладке в его обители нового храма, который по обету строился боярином Морозовым, получившим по молитвам к святому Кириллу спасение от многих бед.

В 1651 го­ду бы­ло уста­нов­ле­но об­ще­цер­ков­ное празд­но­ва­ние преподобному Кириллу как свя­то­му Рос­сий­ской Церк­ви. По цар­ско­му по­ве­ле­нию в де­ре­вян­ном хра­ме Вос­кре­се­ния бы­ла по­став­ле­на но­вая ра­ка для мо­щей пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. В 1652 го­ду бы­ла окон­че­на по­строй­ка но­вой ка­мен­ной церк­ви. В день освя­ще­ния с ве­ли­кой че­стью, со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и пе­ни­ем свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в но­вой церк­ви Вос­кре­се­ния.

9 мар­та 1721 го­да Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь по­се­тил им­пе­ра­тор Петр Ве­ли­кий. Про­был око­ло трех ча­сов, мо­лил­ся у гро­ба пре­по­доб­но­го, оставил богатый вклад и повелел переложить мощи святого в новую гробницу. В 1732 году императрица Анна Иоанновна пожертвовала обители 1000 рублей на всенощное молебное пение и строительство по нуждам братии.
Далее желающие ознакомиться с житием преподобного Кирилла Новоезерского неминуемо сталкиваются с разночтением в описании судьбы монастыря: бросается в глаза безпринципное замалчивание, не делающее чести православным порталам. Официальный сайт Московского Патриархата в житии преподобного Кирилла смело ограничивается отшествием святого ко Господу, «Православие. Ру» – перенесением святых мощей преподобного в новый, каменный, храм в 1652 году, официальный сайт Новгородской епархии «щедро» прибавляет: «...где и ныне почивают, источая чудеса». Соответствующие сайты помельче с одинаковой рабской готовностью тиражируют преступную безмятежность. А между тем, в феврале 1919 года серебряная с позолотой рака с мощами преподобного Кирилла Новоезерского была вскрыта, о судьбе цельбоносных святых мощей великого русского подвижника до сих пор ничего не известно. Кирилло-Новоезерский монастырь после его закрытия в 1928 году был активно разрушаем, разграблен, иконы сожжены. Лишь небольшая часть его ценностей сохранена в музеях. Как и многие русские обители, монастырь стал тюрьмой, сюда же ссылали осужденных представителей белозерского духовенства. В 1930–1940 годы в стенах монастыря находилась колония для политических заключенных в системе ГУЛАГа. Там и по сей день тюрьма...

И не подлежит сомнению, что каждое подобное жизнеописание должно звучать набатом по поводу поруганных святынь, оскверненных и отнятых у народа честных мощей великих русских угодников Божиих; оно естественно, логично и честно должно выливаться в жесткий вопрос: ПОЧЕМУ до сих пор нет официального осуждения действий богоборческой власти – в виде, прежде всего, устранения нечисти из сердца России, с Красной площади, откуда сакрально растекается по стране безнаказанность для них и безвыходность для нас...

СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: Измена епископата Российской православной церкви Русскому Самодержцу ка

СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ: Измена епископата Российской православной церкви Русскому Самодержцу как сакральная основа кровавых революционных потрясений XX века




1. Святейший синод и революционные события февраля — марта 1917 г.

К началу 1917 г. Россия погрузилась в глубокий государственный кризис. Он явился результатом многолетней, тщательно спланированной разрушительной работы объединенных сил мирового зла – прежде всего, международной еврейской финансово-промышленной олигархии. Именно ею Российское Самодержавие (а в перспективе – огромная, лучшая часть Русского народа) было приговорено к уничтожению. На фоне трагедии затяжной и кровопролитной Великой войны и накопившихся, искусственно созданных извне, внутренних социально-политических противоречий, еврейскому капиталу удалось затянуть тугую петлю на шее экономики России, бросив ее в долговой капкан — выхода из которого, по сути, не было… По словам А.Деникина, «в государстве не было ни одной политической партии, ни одного сословия, ни одного класса, на которое могло бы опереться Царское правительство» (Деникин А.И. Указ. соч. С. 46). Той же финансовой олигархии, под контролем которой непосредственно находились практически все СМИ, удалось раскрутить небывалую грязно-циничную и отвязную пропагандистскую кампанию против Государя Николая II и его супруги Государыни Александры Федоровны. Жесткая критика, смешанная с пошлой клеветой в их сторону, звучала даже с трибуны Государственной думы — «предлагалась к обсуждению» широким кругам населения.

Российское общество разделилось: одни пытались какими-либо действиями предотвратить поступательное сползание России в революционную анархию. Другие — особенно леворадикалы, наоборот, раскачивая политическую ситуацию, всеми способами добивались скорейшего свержения Монархии. Но были и третьи, которые выжидали. К таковым и относились, в частности, иерархи Православной Российской Церкви.

Тогда, в обстановке начавшейся Февральской революции, как отмечал протопресвитер военного и морского духовенства Георгий Шавельский, в Св. синоде «царил покой кладбища» (Шавельский Г. Воспоминания … Указ. соч. Т. 2. С. 173) Синодальные архиереи вели текущую работу, занимаясь большей частью решением различных бракоразводных и пенсионных дел (РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2831: Протоколы заседаний Синода от 8—27 февраля 1917 г. №№ 881—1206). Однако за этим молчанием скрывались антимонархические настроения. Они проявились в реакции членов Св. синода на поступавшие к ним в те дни обращения со стороны граждан и высокопоставленных чиновников России с просьбами о немедленной поддержке Трона. Так, подобную просьбу содержала телеграмма Екатеринославского отдела Союза русского народа от 22 февраля 1917 г. (РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1917. I отд. V стол. Д. 54. Л. 29—31; Оп. 445. Д. 5. Л. 41) Поддержать монархию неоднократно просил Синод и товарищ синодального обер-прокурора князь Н.Д.Жевахов.

В разгар спровоцированных и проплаченных из-за границы забастовок, в воскресный день 26 февраля (накануне бастовало свыше 300 тыс. человек, то есть 80 % рабочих столицы), он предложил председателю Св. синода — митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому) выпустить воззвание к населению в защиту Государя. По словам Жевахова, это должно было быть «вразумляющее, грозное предупреждение Церкви, влекущее, в случае ослушания, церковную кару». Воззвание предлагалось не только зачитать с церковных амвонов, но и расклеить по городу. Однако митрополит Владимир отказался помочь Русскому Царю в столь роковой для Него час, невзирая на настоятельные просьбы Жевахова (Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 1. С. 288).

Действие председателя Синода было вызвано его личной обидой на императора Николая II за перевод с Петроградской на Киевскую кафедру. Сведение личных счетов, устроенное митрополитом Владимиром в первые дни революции, когда опасность угрожала существованию самой империи, Жевахов охарактеризовал как «чудовищное» и «ужасное» (Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 1. С. 288, 289).

27 февраля, когда на сторону восставших стали переходить войска столичного гарнизона, с предложением к Св. синоду осудить революционное движение выступил и обер-прокурор Н.П.Раев. Он обратил внимание членов высшей церковной иерархии, что руководители революцией «состоят из изменников, начиная с членов Государственной думы и кончая рабочими». Синод отклонил и это предложение, лукаво ответив обер-прокурору, что еще неизвестно, откуда идет измена — сверху или снизу (Петрогр. листок. Пг., № 84. С. 5; Титлинов Б.В. Церковь во время революции. Пг., 1924. С. 55).
Интересен тот факт, что католическая церковь тогда же выпустила краткое, но определенное обращение к своей пастве, заканчивавшееся угрозой отлучить от святых церковных таинств каждого, кто примкнет к революционному движению. И, по свидетельству князя Жевахова, «ни один католик, как было удостоверено впоследствии, не принимал участия в процессиях с красными флагами» (Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 1. С. 288—289).

В то же время члены Св. синода РПЦ, располагая таким методом воздействия на паству, как право предания анафеме «дерзающих на бунт и измену… против Православных Царей» (Последование в неделю Православия. СПб., 1904. С. 31) — даже не напомнили народу ни о церковной каре, ни о наличии соответствующего богослужебного чинопоследования. Жителям революционного Петрограда ничего не было сказано по поводу их государственно-религиозного долга по защите Престола, о чем говорилось в верноподданнической присяге. Таким образом, Российская Православная Церковь в лице Св. синода фактически сама явилась подлежащей анафематствованию церковному и уголовной государственной каре за измену Богохранимой Державе Российской.

2 марта 1917 г. в покоях московского митрополита состоялось частное собрание членов Синода и представителей столичного белого духовенства. На нем присутствовали шесть членов высшего органа церковной власти — митрополиты Киевский Владимир (Богоявленский) и Московский Макарий (Невский), архиепископы Финляндский Сергий (Страгородский), Новгородский Арсений (Стадницкий), Нижегородский Иоаким (Левицкий) и протопресвитер А. Дернов, а также настоятель Казанского собора протоиерей Ф. Орнатский. Тогда же синодалы признали необходимым немедленно установить связь с Исполнительным комитетом Государственной думы (Временным комитетом Государственной думы — ВКГД). Таким образом Св. синод РПЦ признал преступную «революционную» власть — это при законно правящем Государе Императоре: несостоятельное де-юре «отречение» Государя Николая II от престола состоялось в ночь со 2 на 3 марта (как мы знаем, безликая записка карандашом на телеграфном бланке заведомо не имела никакой законной силы).

Первое после государственного переворота и свержения Монархии официально-торжественное заседание Св. синода состоялось 4 марта. На нем председательствовал митрополит Киевский Владимир и присутствовал новый синодальный обер-прокурор. От лица Временного правительства В.Н.Львов объявил о предоставлении РПЦ свободы от опеки государства, «губительно влиявшей на церковно-общественную жизнь». Члены Синода (за исключением отсутствовавшего митрополита Питирима) также «выразили искреннюю радость по поводу наступления новой эры в жизни Церкви» (Нижегор. церков.-обществ, вести, Н.Новгород, 1917. № 7. С. 113). Митрополит Арсений (Стадницкий) говорил о появлении перед Российской Церковью «больших перспектив», открывшихся после того, как «революция дала нам свободу от цезарепапизма (!)» (Новгород. ЕВ. Новгород, 1917. № 7. Часть неофиц. С. 324—325, №11. Часть неофиц. С. 451).

Тогда же из зала заседаний Синода по инициативе обер-прокурора было вынесено в архив царское кресло, которое в глазах иерархов РПЦ являлось «символом цезарепапизма в Церкви Русской» (Новгород. ЕВ. Новгород, 1917. № 11. Часть неофиц. С. 451), то есть «символом порабощения Церкви государством». Оно предназначалось исключительно для Государя и находилось рядом с креслом председательствующего. Достаточно знаменательно, что вынести его обер-прокурору помог первоприсутствующий член Синода — митрополит Владимир (Богоявленский) (Бирж, ведомости. Пг., 1917. № 55. С. 4). Царское кресло решено было сдать в музей…

Уже 6 марта Св. синод распорядился, чтобы во всех церквах Петроградской епархии многолетие Царствующему Дому «отныне не провозглашалось» (Рус. слово. М., 1917. №51.С. 2). Эти действия Синода имели символический характер и свидетельствовали о желании его членов «сдать в музей» не только кресло Царя, но «отправить в архив» истории и саму Царскую власть.

Непосредственно на сфабрикованные фальшивки: «Акт об отречении Николая II от престола государства Российского за себя и за сына в пользу Великого князя Михаила Александровича» от 2 марта 1917г. и «Акт об отказе Великого князя Михаила Александровича от восприятия верховной власти» от 3 марта Синод отреагировал нейтрально: 6 марта его определением эти акты решено было принять «к сведению и исполнению» и во всех храмах империи отслужить молебны с возглашением многолетия «Богохранимой державе Российской и благоверному(!) Временному правительству ея» (ЦВ. 1917. № 9—15. С. 55, 56, 58; Новое время. Пг., 1917. № 14720. С. 4).

9 марта Синод обратился с посланием «К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий». В нем был призыв «довериться Временному правительству». При этом послание начиналось так: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ея новом пути» (ЦВ. 1917. №9—15. С. 57,58). Тем самым фактически Синод признал государственный переворот правомочным и официально провозгласил начало новой государственной жизни России (Феодосий (Алмазов), архимандрит. Указ. соч. С. 34), а революционные события объявил как свершившуюся «волю Божию». Под посланием поставили подписи епископы «Царского» состава Синода, даже имевшие репутацию монархистов и черносотенцев: например, митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) и митрополит Московский Макарий (Невский). Их согласие с происшедшим переворотом можно расценить как отказ от своих прежних монархических убеждений и обязанностей защищать Монархию в России.

Это послание было охарактеризовано профессором Петроградской духовной академии Б.В.Титлиновым как «послание, благословившее новую свободную Россию», а генералом А.И.Деникиным, — как «санкционировавшее совершившийся переворот» (Титлинов Б.В. Указ. соч. С. 56; Деникин А.И. Указ. соч. С. 7). На страницах социалистической газеты послание было расценено как «торжественное признание Синодом нового правительства» (День. Пг., 1917. № 1578 (6). С. 1).

4 марта 1917 г. Синодом были получены многочисленные телеграммы от российских архиереев с запросом о форме моления за власть. В ответ первоприсутствующий член Синода митрополит Киевский Владимир 6 марта разослал от своего имени по всем епархиям РПЦ телеграммы (66 внутри России и 1 — в Нью-Йорк) с распоряжением о том, что «моления следует возносить за Богохранимую державу Российскую и благоверное Временное правительство ея» (РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1917. I отд. V стол. Д. 54. Л. 6; Кишинев. ЕВ. Кишинев, 1917. № 9-10. Отд. офиц. С 50; и др.) . Таким образом, уже 6 марта российский епископат перестал возносить молитвы о Царе.

7-8 марта Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось: «во всех случаях за богослужениями вместо поминовения Царствовавшего Дома возносить моление «о Богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве ея» (РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2832. Л. 16; ЦВ. 1917. № 9—15. С. 58).

Анализ этого определения показывает, что, во-первых, в нем Дом Романовых уже 7 марта был провозглашен «Царствовавшим»: до решения Учредительного собрания и при фактическом отсутствии отречения от Царского Престола Вел. кн. Михаила Александровича, он стал поминаться в прошедшем времени. Знаменательно, что в тот же день Временное правительство – читаем: фактически по благословению Св. Синода, преступно предавшего Державу и ее народ — постановило арестовать Государя Императора Николая II и его Благоверную Супругу, что было исполнено 8 марта (ГАРФ. Ф. 1779. Оп. 1. Д. 6. Л. 15; Соколов Н.А. Убийство Царской Семьи: из записок судебного следователя Н.А.Соколова. СПб., 1998. С. 16—19).

Официально «Царские дни» были отменены постановлением Временного правительства 16 марта 1917 г.. Однако Св. синод хронологически опередил и предвосхитил постановление Временного правительства об отмене этих государственно-церковных праздников, так как серией своих определений объявил революционные события необратимыми, упразднил поминовение Царствующего Дома и распорядился не поминать на богослужениях Царскую Семью.

Составленный синодальной Комиссией по исправлению богослужебных книг подробный перечень богослужебных изменений был рассмотрен и утвержден Синодом 18 марта 1917 г. Изменения свелись к замене молитв о Царской власти молитвами о «благоверном Временном правительстве». Причем, в этом синодальном определении Царский Дом вновь был упомянут в прошедшем времени, т.е. в качестве как бы уже ушедшего в прошлое (РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2832. Л. 16; Д. 2833. Л. 70—73 об.; ЦВ. 1917. № 16—17. С. 83—86).

Высшее российское духовенство внесло нововведения в содержание богослужебных книг с легкостью, изменив церковно-монархическое учение о государственной власти, которое исторически утвердилось в богослужебных книгах Русской церкви и до марта 1917 г. было созвучно державной триединой формуле «за Веру, Царя и Отечество». Изменение смысла заключалось в «богословском оправдании» революции, т.е. в богослужебной формулировке тезиса о том, что «всякая власть от Бога»: как Црская власть, так и т.н.«народовластие», что и было «подтверждено богословски».

Богослужебное поминовение государственной власти является определенным политическим символом, по которому можно заключить об отношениях РПЦ и правительства (политического режима). Соответственно, введение в первых числах марта 1917 г. в церковной формуле поминовения Временного правительства как «благоверного» давало однозначные и политические, и морально-нравственные ориентиры для паствы по признанию новой власти.

В первые дни и недели после Февральской революции иерархия Российской церкви своими действиями по замене молитвословий дала понять, что сущностных отличий между Царской властью и властью Временного правительства для нее нет. То есть нет и не должно быть места Императора в церкви, не может быть Царской церковной власти. Иными словами, власть Царя преходяща и относительна. Вечна, надмирна и абсолютна лишь власть священства, первосвященника. Отсюда и тезис воинствующего клерикализма: «священство выше Царства».

Протоиерей Сергий Булгаков писал: «Россия вступила на свой крестный путь в день, когда перестала молиться за Царя» (Булгаков Сергий, священник. Из «Дневника». Указ. соч. С. 256). И эти слова явились пророческими…

Вследствие отмены Св. синодом поминовения «имярека» автоматически исчезла и молитва о самой Царской Богом данной власти (1Цар.8,4-22), освященной церковью в особом таинстве миропомазания. Тем самым, при сохранении молитвы о государственной власти вообще, в богослужебных чинах произошло сакральное изменение: Царская власть оказалась десакрализована и уравнена с «народовластием», чем фактически был утвержден и провозглашен тезис: «всякая власть — от Бога»; то есть и смена формы государственной власти, революция — тоже «от Бога».

Так, в Богородичном тропаре утрени после произведенной богослужебной замены поминовения царя по всем церквам РПЦ должны были произноситься такие слова: «Всепетая Богородице, …спаси благоверное Временное правительство наше, ему же повелела eси правити, и подаждь ему с небесе победу» (ЦВ. 1917. № 9—15. С. 59; Там же. Беспл. прил. к №9—15. С. 4). Этим «вероучительным» молитвословием Синод фактически провозгласил тезис о Божественном происхождении власти Временного правительства.

Таким образом, через несколько дней после начала Февральской революции Российская церковь перестала быть «монархической», фактически став «республиканской». РПЦ не дождалась даже, по словам П.Н.Милюкова, «голоса высшего судьи и властелина — народа в Учредительном собрании» (Милюков П.Н. История второй … Указ. соч. 1924. С. 23) об образе правления.
Святейший правительствующий синод РПЦ, повсеместно заменив поминовение Царской власти молитвенным поминовением лже-народовластия, провозгласил в богослужебных чинах Россию республикой. Как неизбежное и закономерное следствие «духовных» действий церковной иерархии, Россия была объявлена А.Ф.Керенским 1 сентября 1917 г. республикой: ибо, с богословской точки зрения, действие «духа» предшествует и обусловливает действие «плоти».
Действия Св. синода являлись осуществлением желания представителей высшего духовенства — «революционной иерократии», «воинствующего клерикализма» — путем уничтожения Царской власти разрешить многовековой теократический вопрос о «священстве-Царстве», то есть вопрос о том, кто главнее: первосвященник Царя или Царь — первосвященника (Флоренский Павел, священник. Параграфы … Указ. соч. С. 200).

Если революционеры-заговорщики из различных политических партий и социальных групп общества были заинтересованы в свержении Богоданной власти российского Самодержца, то духовенство было заинтересовано не только в уничтожении Монархии, но и, в первую очередь, в десакрализации Царской власти. На этом пути в безумии властолюбия своего иерархи ничтоже сумняся «притянули за уши» слова Апостола: «Всякая власть — от Бога». Силились обосновать отсутствие каких-либо различий между законной и непосредственно подотчетной Богу властью Помазанника и всякой формой правления, прикрывающей масонскими позитивными вывесками типа «народовластие» примат исключительно собственных интересов, в угоду которым всегда будут использованы любые средства – самые лютые и безчеловечные. В необходимости десакрализации Монархии заключался один из основных «революционных» мотивов духовенства.

Знаменательным символическим актом, предотвращавшим возможность реставрации Монархии в России, фактически стала замена богослужебных чинов и молитвословий.
«Промонархическая» проповедническая деятельность подвергалась преследованию со стороны самого же Святейшего правительствующего синода и его обер-прокурора. Поэтому любая «контрреволюционная» проповедь духовенства (РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. III отд. V стол. Д. 12. Л. 30—32, 35— 37, 42-43, 45, 59, 60, 61, 80—80 об., 99) автоматически расценивалась как «возбуждение народа против духовной власти» Синода. Так об этом свидетельствовал епископ Пермский Андроник.

Косвенными свидетельствами одобрения Синодом свержения Царской власти являются его определения, выпущенные 28 апреля и 12 мая 1917 г. Согласно первому из них, всем священнослужителям, лишенным при старом режиме священного сана за свои политические убеждения, предлагалось обращаться в Св. синод с ходатайством о пересмотре своих дел и о восстановлении в сане (ЦВ. 1917. № 18—19. С. 117). Вторым определением все представители духовенства, на которых духовным судом были наложены взыскания за политические убеждения, освобождались от них, причем с восстановлением своих прежних прав и положения (РГВИА. Ф. 2082. Оп. 1. Д. 1. Л. 121; Церков.-обществ. мысль. Киев, 1917. Прил. к № 1—2. С. 1; Арханг. ЕВ. Архангельск, 1917. № 13. Ч. офиц. С. 204—205). Этими определениями Синод подчеркнул свой отказ от монархической официальной церковной политики. И позже Синод в своем послании ко всем гражданам России от 12 июля приветствовал «всеобщую свободу(!) России, сбросившей с себя сковывавшие ее политические цепи» (ЦВ. 1917. № 30. С. 231—233).

Синод участвовал в финансовой программе Временного правительства «Заем свободы 1917 г.». Ее целью была компенсация государственных расходов на военные нужды. Духовенство же своей проповеднической деятельностью обязывалось содействовать успешному распространению «Займа» среди населения. Причем соответствующие обращения пастырей к народу должны были предваряться чтением двух «Поучений», составленных Св. Синодом. В «Поучении», в частности, говорилось: «Старое правительство довело Россию до края гибели… Народ восстал за правду, за Россию, свергнул старую власть, которую Бог через народ покарал за все ее тяжкие и великие грехи». При этом Временное правительство легитимировалось: оно объявлялось «избранным народом — тем самым народом, который завоевал себе свободу и свергнул поработителей этой свободы». Какое богомерзкое деяние! Какая кромешная подлость и низость – и это от имени Церкви Христовой! Может быть, мы теперь полагаем, что за этот иудин грех Господь благословил, послал бы мира и благоденствия на сотворших сие ? Мы, совершающие им память как новомученикам, — по благословению их преемников, сегодняшних иерархов, десятилетиями не удостаивавших Великомученика Государя церковного прославления, а впоследствии ( в, так сказать, позорном «последствии») причислившим Помазанника и Его Семью к лику святых лишь в качестве страстотерпцев, при столь же позорном непрестанном церковном оклеветании местночтимого московского святого Государя Иоанна Васильевича – инока Ионы и всяческом поношении мученика за Христа и Царя старца Григория Нового.

2. Государственная присяга. Изменение богослужебных чинов поставлений и рукоположений в различные степени церковно- и священнослужения.

Важным аспектом понимания вопроса об отношении РПЦ к государственному перевороту является рассмотрение роли духовенства в нарушении прежней и принятии народом России новой государственной присяги. Ввиду того, что народ в подавляющей массе своей был верующим, участие священнослужителей в церемониях присяги служило действенным знаком легитимности новой власти.

Временное правительство сохранило религиозный характер государственной присяги. Ее новая форма была установлена 7 марта 1917 г. — «Присяга или клятвенное обещание на верность службы Российскому государству для лиц христианских вероисповеданий». В присяге, в частности, говорилось: «…Обещаюсь перед Богом и своею совестью быть верным и неизменно преданным Российскому государству. … Обязуюсь повиноваться Временному правительству, ныне возглавляющему Российское государство, впредь до установления образа правления волею народа при посредстве Учредительного собрания… В заключение данной мною клятвы осеняю себя крестным знамением и нижеподписуюсь». 9 марта определением Синода эта присяга (ГАРФ. Ф. 1779. Оп. 1. Д. 1425. Л. 1—15) была по духовному ведомству объявлена «для исполнения», о чем по всем епархиям были разосланы соответствующие указы. Также было признано необходимым участие духовенства в церемониях принятия новой присяги. Отмены действия предыдущей присяги на верность Императору, а также «освобождения» граждан от ее действия со стороны Св. синода не последовало. Прежняя верноподданническая присяга Государю Императору и Царствующему Дому по сути осталась действующей!

Как уже было сказано, Священный Синод стремился закрепить завоевания революции и придать ей необратимый характер.
Российское духовенство спокойно и достаточно легко пошло не только на изменение государственной присяги и на служение совершенно другой — светской, «немиропомазанной» власти, но и на нарушение предыдущей своей присяги «на верноподданство», по сути — на клятвопреступление. Личным примером нарушения присяги на верность Императору духовенство спровоцировало и остальных граждан России на клятвопреступление. Утверждать это позволяет тот факт, что присяга «на верноподданство» носила ярко выраженный религиозный характер, и духовенство в церемониях присяги играло главную роль.

Более того, согласно «Своду законов Российской империи», почтение к Царю воспринималось скорее как обязанность веры, нежели как гражданский долг. Поэтому мнение Св. синода о присяге было решающим: его достаточно легковесное отношение к присяге на верность Императору обусловило такое же отношение к ней и со стороны граждан .

Церковными законами для клятвопреступников предусмотрены суровые наказания: для священнослужителей и прочих членов причта — извержение из сана /25-е правило св. Апостолов/; для мирян — отлучение от церкви (от таинства св. причащения) на 10 лет /65-е правило св. Василия Великого/; невольно или по принуждению нарушившим клятву — отлучение на 6 лет /82-е правило св. Василия Великого/ (Каноны, или книга правил … Указ. соч. С. 23, 256, 259). Но несмотря на это, российское духовенство (в первую очередь члены Св. синода) пошло на нарушение государственно-церковной присяги, сознавая, что оно само на себя и на народ взыскания за клятвопреступление накладывать не будет, а светская внеконфессиональная революционная власть делать этого также не собирается, да и не имеет права. Единственный, кто мог, руководствуясь церковным законодательством, применить к нарушителям присяги меры воздействия — это «внешний епископ» Церкви, который есть «Хранитель догматов веры, блюститель правоверия и церковного благочиния» — Сам Государь Император (СЗРИ. 1912. С. 18).

Совершенно уместно отметить, что с рокового марта 1917 г. — с церковного «благословения» присягать Временному правительству (без разрешения народа от прежней присяги на верность Царю) берет начало цепочка последующих аналогичных клятвопреступлений: осенью 1917 — весной 1918 гг. (в период прихода к власти большевиков и начала Гражданской войны) и в 1991 г. (во время развала СССР)…

Официальное отношение Православной церкви к Февральской революции характеризуют и высказывания представителей церковной иерархии о значении государственной присяги на верноподданство Императору. Так, епископ Уфимский Андрей (князь Ухтомский) в первых числах марта 1917 г. обратился к своей пастве через епархиальную газету с посланием «Нравственный смысл современных великих событий». В нем епископ Андрей отмечал: «Прежде всего должен сказать, что ни о какой «присяге» не может быть речи. Отречение от престола Николая II освобождает его бывших подданных от присяги ему» (Уфим. ЕВ. Уфа, 1917. № 5-6. Отд. неофиц. С. 138—141).
Так видный иерарх Российской церкви, «один из наиболее интеллигентных епископов» (по характеристике профессора Д.Поспеловского) (Поспеловский Д.В. Указ. соч. С. 445) — еп. Андрей Ухтомский, введенный 14 апреля Временным правительством в состав членов Св. синода, фактически выразил желание высшего духовенства оправдать революцию и не допустить реставрации в России монархической формы правления.

Обратимся к рассмотрению формы торжественного обещания для членов Временного правительства, которая была установлена 7 марта. В ней говорилось: «…Обещаюсь и клянусь пред Всемогущим Богом и своею совестью служить верою и правдою народу державы Российской, …и всеми предоставленными мне мерами подавлять всякие попытки, прямо или косвенно направленные к восстановлению старого строя. …Клянусь принять все меры для созыва в возможно кратчайший срок. …Учредительного собрания, передать в руки его полноту власти, …и преклониться пред выраженною сим Собранием народною волею об образе правления и основных законах Российского государства. В исполнении сей моей клятвы да поможет мне Бог». Присягу члены Временного правительства (все, как один – масоны разных степеней посвящения!) лукаво, с архилукавого «благословения» церковной иерархии «принесли» 15 марта. Ее церемония происходила в Правительствующем сенате, в светской обстановке (ГАРФ. Ф. 1779. Оп. 1. Д. 6. Л. 40 — 40 об.; Петрогр. ведомости. Пг., 1917. №43. С. 2).

В ней содержится определенное противоречие: с одной стороны, члены Временного правительства обещали принять и признать выбранный народными представителями в Учредительном собрании образ правления, с другой, — всячески подавлять любые попытки к восстановлению прежнего монархического строя. Таким образом, в марте 1917 г. граждане России давали клятву верности правительству, члены которого публично-декларативно превышали свои полномочия. Духовенство же Православной Церкви, приводя паству к присяге на верность новой власти, являлось добровольным помощником и верным союзником правительства в этих его беззаконных начинаниях.

Именно 7—9 марта фактически был отменен державный церковно-монархический лозунг «за Веру, Царя и Отечество». Отказавшись молитвенно поминать Царскую власть, церковь исключила одну из составляющих триединого девиза — «за Царя». Тем самым именно духовенством РПЦ фактически была изменена исторически сложившаяся государственно-монархическая идеология.

Отказ церкви в первые дни марта 1917 г. от девиза «за Царя» во многом предопределил фактический сход с российской политической сцены монархического движения до полного его последующего провала. По причине фактического отказа Св. синода от освящения Царской власти у монархистов «ушла из-под ног» идеологическая почва. Так, например, в годы Великой войны руководство правых партий разрабатывало тактику своей деятельности на случай возможных «чрезвычайных обстоятельств», связанных с обострением политического кризиса и массовыми уличными выступлениями. План, созданный в 1915 г., предусматривал сбор всех правых сил города на соборной площади. Предполагалось осуществить вооружение всех верноподданных, занятие ими важнейших административных и народохозяйственных учреждений и т.п. Сигналом для сбора и начала действий должен был послужить колокольный звон. Таким образом, местному духовенству, согласно плану, на начальной стадии его осуществления отводилась определенная руководящая роль. Однако в революционные февральско-мартовские дни 1917 г. церковные колокола сбор правых сил не возвестили. «Легитимизация» революционного переворота церковной властью предательски (и фатально для себя самих – в смысле личной неприкосновенности, которую гарантировал им лишь Русский Самодержец) РАЗОРУЖИЛА верноподданных русских патриотов (Кирьянов Ю.И. Правые партии в России. 1911—1917 гг. Указ. соч. С. 384, 427).

В первом, как и во всех последующих составах Временного правительства, подавляющее большинство составляли члены масонских организаций (См., например: Берберова Н.Н. Люди и ложи: рус. масоны XX столетия. Харьков, 1997. С. 35—37; Назаров М. Вождю Третьего Рима. М., 2004. С. 134—136; Платонов О.А. Криминальная история … Указ, соч. С. 320—321). Из единомыслия же высших иерархов с представителями власти в плане свержения Царского Самодержавия прямо вытекает управление масонами Св. Синода. И в первую очередь, это относится к тем иерархам, которые определяли курс высшего органа церковной власти: к архиепископу Финляндскому Сергию (Страгородскому) и митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому). Как уже говорилось, первый из них в марте 1917 г. непосредственно осуществлял изменения богослужебных чинов и 14 апреля — после роспуска Временным правительством дореволюционного состава Св. синода — был единственным, кто из прежнего состава был оставлен заседать во вновь утвержденном Синоде. Второй являлся первоприсутствующим членом (председателем) Св. синода, и от него во многом зависела вся политическая линия РПЦ.

Принято считать, что «революционные» синодальные определения 6 – 9 марта 1917 года продиктованы чрезмерной запуганностью и беззащитностью верхушки Русской Церкви, оказавшейся без Царской опеки и покровительства. В частности, так утверждает князь Н.Жевахов (Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 2. С. 193). Но так ли это? Ведь под всеми определениями Св. синода стоят подписи всех его членов. Следовательно, остается одно из двух: или признать рассмотренные выше определения Синода официальной точкой зрения РПЦ, или допустить, что будто в дни испытаний и опасности не нашлось ни одного члена Синода, который бы выступил в защиту Церкви и, тем самым, допустить духовную смерть всех Ее членов. Последнее представляется безрассудным. Тем более, что позже со стороны официального духовенства упомянутые определения Синода никогда не осуждались и не пересматривались.(!) Остается только принять мнение Св. синода как авторитетное и официальное мнение РПЦ о событиях февраля и марта 1917 г..

Понять же мотивы клятвопреступной деятельности, в частности, членов Синода можно с учетом проблемы «священства-Царства». Духовенство знало, что светская власть – т.н. «народовластие» — не обладает трансцендентной, харизматической природой, как власть Царя и священства. (Божественный характер которых отражен, например, в чинопоследовании Коронования и Миропомазания Императора на Царство, в церковном таинстве рукоположения во священство и др.). Одобряя свержение Богоучрежденной Монархии и приводя народ к присяге кровавой революционной власти, духовенство придавало закономерный и законный характер упразднению харизматической государственной власти с той целью, чтобы обеспечить существование в стране по сути любой формы власти, лишь бы та не обладала Божественной харизмой.

То есть основной мотив революционности духовенства заключался в желании уничтожить, свергнуть законную Царскую власть как харизматического соперника. И осуществить это для того, чтобы священству быть единственной властью, обладающей Божественной природой, чтобы обеспечить себе монополию на «ведение», «обладание» и «распоряжение» «волей Божией». И вместе с тем, для того, чтобы на практике доказать свой тезис: «священство выше Царства» путем подмены понятий: «священство — вечно, божественно и непреложно, а царство земное — изменчиво, бренно и преходяще», где понятие «царство земное» (в отличие, понятно, от Царства Небесного) заведомо лукаво подменяет понятие Царства как Власти Удерживающего, «Хранителя догматов веры, блюстителя правоверия и церковного благочиния».

Именно по причине противостояния священства Царству вопрос даже о теоретической возможности установления в России хотя бы конституционной Монархии официальными органами церковной власти в 1917 г. не рассматривался.

Данный краткий обзор позиции и действий духовенства Российской Православной Церкви — прежде всего, ее Священного Синода, в трагические и судьбоносные дни февральской революции 1917 года, позволяют сделать категорические выводы: «верхушка» Церкви сознательно и последовательно встала на путь измены верноподданнической клятве Богодарованному Государю, в безумии своем решив, расправившись с Самодержавием, в своем лице объединить всю сакральную власть. И именно новая иудаизированная власть сатанинского ига сразу после кровавого Октября потопила в крови, в первую очередь, само русское духовенство, а затем и всех лучших сынов и дочерей Русского народа, изуверски, зачастую причиняя максимальную физическую боль (например, сдирая кожу с живого человека и т.д.) принеся десятки миллионов невинных христианских жизней на темный алтарь кровавого Молоха.